Начало

Афиша

Чат

Дневники

Форум

Сейчас на сайте: 1021, в чате: 0, новых: 108

БДСМ форум

Начало » БДСМ творчество » "Байки из склепа" //Трамплинг. Многабуков//

"Байки из склепа" //Трамплинг. Многабуков//


Лотосовые Ножки, 42 года

Москва, Россия

- Ты сегодня, в который раз не смог проснуться раньше меня и подать кофе в постель.
Проговорила женщина, присев на край кровати. Она была в верхней одежде, явно собиралась уходить.
"Почему я все это терплю? Давно могла бы его бросить... Но, ах, какая там обратка, бросишь такого разве? Надо хотя бы проучить его. Я же Госпожа!" она улыбнулась. Ее размышления прервал сонный вздох:

- Ох... Да, Госпожа моя, простите нерадивого раба. Очень устаю на работе...- мужчина медленно сел в кровати, достал из-под подушки будильник, - Я даже будильник не услышал. Трижды...

- Просто не нужно было прятать его под подушку после первого сигнала. - укоризненно заметила Госпожа.
- Может я смогу сварить вам кофе сейчас?
- Я уже позавтракала. А ты слишком много работаешь, нужно больше отдыхать и высыпаться. Ты вечно уставший. Я хочу топтать тебя долго, не сонного, а бодрого, чтобы ты падал в обморок не засыпая, а потому что я тебя растоптала до изнеможения. И я это устрою. Со следующей недели возьмешь отпуск. - мужчина собрался было возразить, но не успел. - Никаких возражений! Три недели отпуска! Займусь тобой. Плотно. Сейчас мне уже пора уходить, но когда вернусь, ты должен быть готов к встрече. Возможно будут новые сапожки.

Она подмигнула, поднялась и прошла к дверям, а он, на автомате, выдал:
- Да, Госпожа. - и снова сонно повалился на подушку...
***
- Ты всё еще в кровати!
Мужчина подскочил, как ошпаренный.
- Простите! Простите! - лепетал он, выскочив из постели и покрывая поцелуями мыски ее сапог.
Вид коленопреклоненного голого мужчины неистово целующего ее ноги, нравился женщине. Тем временем, он обнял ее колени и смотрел снизу, умоляющим взглядом. И хотя предвосхищение блаженства, знакомыми флюидами начало медленно подниматься от ног выше, она не подала виду.

- Я была в твоем офисе. Ты в отпуске. Не благодари.
- О, Госпожа моя, как я могу не поблагодарить?! Спасибо, спасибо... И еще раз, простите меня, пожалуйста... - и он прижался лицом к ее сапогам.

- Ничего. Прощаю. Ступай-ка снова в кровать, так и быть. - она ухмыльнулась, но по-доброму, словно задумала что-то интересное. - Сейчас я приготовлю чай, что-нибудь перекусить и подам в постель, а после ты сможешь еще немножко вздремнуть, чтобы к вечеру быть свежим и полным сил. У меня настроение топтать тебя как можно дольше...

- М-м-м... - промычал мужчина, обозначая сожаление за свое неподобающее поведение, взъерошил волосы и прикрыл лицо руками.
***
- Который час? Что-то я сплю и сплю сегодня...
- Шесть вечера. Просыпайся. Пора.
- Шесть?! Вот это я дрыханул! - он улыбнулся. - После вашего вкусного чая с бутербродиками, как сладко спалось...
- Теперь моя очередь получать сладкое, - ответно улыбнулась она, хитро сощурив глаза. Подошла к шкафу, на секунду задумалась, открыв дверцу, а потом вынула туфли из коробки, коих было немалое множество на полках. - Начну с этих! Ложись!

Возбуждение волной прокатилось по его телу. Лёгким, вдруг перестало хватать кислорода и мужчина задышал учащенно.
Через какое-то время, вокруг скопилось много разбросанной обуви.
Сейчас, он дышал уже почти спокойно, чувствуя, как любимые ножки прижимают к ковру его щеку сильными, горячими прикосновениями. Только что она сбросила со ступней очередную пару и с каким-то неиссякаемым азартом переминалась на повернутой набок голове.

Мужчина обожал эти ощущения, это давление ее ног и рычал бы от восторга, если бы не время, которое Госпожа уже простояла, //ха! простояла!// на его лице, висках и скулах. Ему казалось, что прошла уже вечность с тех пор, как Госпожа повелела: "Поверни голову набок, хочу постоять немного."

И даже скинула туфли, велев ему бережно хранить их на своей груди.
Как всегда, это "немного" превратилось в бесконечную, жестокую пытку. Сначала Она действительно переступала ласково и мягко, хотя и гораздо дольше, чем обычно, //что порадовало, ибо ему все время казалось, что она дает меньше, чем он мог бы вытерпеть//, а затем стала весьма ощутимо вдавливать в ковер его голову, подниматься на носочки и прокручиваться, да и просто топтаться, максимально изогнув умопомрачительный подъем своих стоп. Он уже стонал совершенно не стесняясь, поскуливал и выгибался всем телом, демонстрируя, что "уже всё, уже хватит", но Госпожа не смотрела под ноги. Она наслаждалась собственными ощущениями.

Сейчас, возбуждение проникло уже глубоко под ее кожу и вызывало предмурашечное чувство, когда мурашек еще нет, но они вот-вот появятся. То самое, особое тягучее томление, которое Она так обожала и старалась продлить как можно дольше и которое Он, так ловко и легко умел вызывать в ней, эмоционально реагируя и выдавая нужную обратку. Можно было даже не смотреть на перекошенное в нелепом выражении лицо под ногами, а просто слушать. Помимо вздохов, стонов и скрежета зубов, казалось слышимым, то, как напрягаются мышцы, похрустывают суставы, натягиваются сухожилия, прогибаются кости... Она топтала человека. Делала ему больно ногами. И это была не только ее причуда, а и его желание тоже. Мужчина не терпел, он наслаждался, получал удовольствие от боли, доставляемой ему этой женщиной. Ею. Смешение всего этого: вида, смятого, пунцового лица под ее ногами, его судорожно сжатых кулаков и поджатых ног, блаженных стонов, мягкости кожи и упругости тела, ощущаемых ею даже через подошвы обуви, давало взрывное невыразимое, настоящее эротическое возбуждение. Такое, которое не получить даже от самого страстного, но обычного секса...

Наконец он почувствовал, по требовательному движению ее ног, что должен повернуть голову прямо, и когда его лицо оказалось точно под маленькими ступнями, Она несильно, но настойчиво топнула в лоб, приказывая замереть. При этом он все так же покорно прижимал к груди подошвы и каблуки снятых ею туфель. Госпожа принялась растаптывать лицо. Он сразу понял, что именно растаптывать, судя по тому, как Она давила его губы, глаза и лоб. Мужчина слышал, как возбужденно его Госпожа дышит, и понимал, с каким интересом трамбует и разравнивает перекошенную физиономию. Она делала это так старательно, будто действительно стремилась совершенно разровнять, например, смятую фольгу. Сам не осознавая от чего, то ли от удовольствия, то ли от боли, то ли от безысходности, он застонал. Женщина отреагировала не сразу. Ей понадобилась время, чтобы вынырнуть из сумрака, но лишь доля секунды.

- Больно тебе? Странно. Я ведь просто топчусь. Тебе же это нравится.
Правой ногой, Госпожа поднялась на пальцы у него на лбу, а левую легонько опустила на губы. Он понял не тотчас, не мгновенно, ему тоже понадобилось пару секунд и выплыв из вязкого нижнего слоя сумрака, в котором даже мыслить было сложно, он начал лизать и целовать подставленные пальцы. Пока он целовал, она деликатно покручивалась на мысочках. Мужчина страстно надеялся, что после столь жаркого выражения обожания Госпожа пощадит его рожу, но Она просто поменяла ножки местами, а потом и вовсе перекатила свою зыбкую опору на другой бок.

Его всегда потрясали те изменения, которые происходили с этой женщиной, стоило "чему-либо живому" оказаться под ее ногами. Стоило ей ступить на него, место ласковой и заботливой душечки, пекущейся о свежести бутербродов и температуре кофе, занимала совершенно жестокая фурия, которой хотелось уродовать и уничтожать, и чем безжалостнее, тем лучше. "Неужели она не понимает, что буквально ломает меня?" - думал он иногда. А в глазах своей Госпожи видел лишь бешеное желание "Ещё! Ещё! Ещё!" Но именно это и приводило его в восторг.

Вот и сейчас было то же самое.
Она обулась прямо на его голове. Подцепила пальцами ног туфли и надела их, топая в его ухо.
- Я приказала тебе держать на себе мои туфли! Почему не делаешь этого? Ты игнорируешь мои приказы? Опять уснул что ли? Раб! - это прозвучало так хлестко и так неожиданно злобно, что он на мгновение растерялся, //тем более, что Она сама только что обулась//, но потом стал судорожно шарить вокруг руками, стараясь нащупать хоть что-нибудь, к счастью, под руку подвернулся изящный сапожок, мужчина схватил его и ощупал, ведь теперь предстояло найти ему пару, пока Госпожа продолжала растирать подошвами одну сторону его лица...

***
Он проснулся от боли в затёкшей спине. Оказалось, что он провел ночь прямо на полу. Под головой заботливо подложена подушка. "Какая хорошая все же у меня Госпожа, даже пледом укрыла. - подумал мужчина. - Но вот спина болит адски. Даже синяки и ссадины от каблуков не так беспокоят, как сведённые мышцы. Может попросить матрас?"

Мысли об этом заняли его голову и он совсем не придал значения тому, что совершенно не помнит, чем всё закончилось вчера.
Солнце светило в окна полуденным светом, Госпожи дома не было.
Перекусив тем, что нашлось в холодильнике, мужчина блаженно растянулся на мягкой кровати и задремал.
Что еще делать в отпуске? Есть, спать и... быть послушным ковриком для Госпожи.
- Просыпайся, соня!
Женщина сидела рядом на кровати, улыбалась и гладила Его по щеке.
Еще не совсем проснувшийся мужчина, улыбнулся ответно, переместился к ее ногам и с довольным видом обнял их, прижавшись лицом к коленям. Легкие поцелуи стали естественным продолжением этого порыва нежности.

- Люблю Вас. Мог бы, наверное, так сидеть всю свою жизнь. Люблю ваши ножки...
- Ты так сладко целуешь... Не останавливайся. Еще...
И мужчина целовал и целовал эти волшебные ножки, обнимал, гладил руками, терся лицом, облизывал и снова целовал...
Очнулся он, только когда понял что, как обычно, лежит и бережно держит на груди очередную пару Ее обуви. Все тело было уже основательно истоптано и болело.

На этот раз Госпожа скинула туфли, сняв их об его рот и уронив прямо перед носом. И вот он лежал, дыша почти спокойно под мягкими, горячими ступнями и не знал, сколько продлится это блаженное относительное спокойствие.

Как правило, Она топтала одну сторону лица, тщательно и долго, переворачивала его голову лицом вверх, и наигравшись с глазами и губами, добивала другую сторону. Затем возвращалась на грудь и с интересом рассматривала измятую, мокрую от слез физиономию. Ей явно нравилось проделывать это с ним снова и снова. Это был уже почти ритуал. И со временем, мужчина перестал даже задумываться обо всём этом. Он просто наслаждался, так же, как и Она.

Они оба наслаждались бурлящей, растекающейся, обволакивающей смесью боли и удовольствия, производимой извращенной диффузией тел и сущностей, и впитываемой ими обоими, долго и жадно, пока это адское брожение эмоций и ощущений не затихало от физического изнеможения.

Но сегодня Госпожа, похоже, была ненасытна и неутомима и даже не думала прекращать. Топтала и топтала... И в конце концов решила опять обуться. Попеременно сунула ноги в босоножки и теперь стояла в них на его виске, покачиваясь на пальцах, так, что задники легкой обуви постукивали по круглым пяточкам. "О, как же я обожаю Ее пяточки!" А набойки шпилек и расстегнутые тонкие ремешки шлепали по щеке и губам.

- Застегни!
Мужчина попытался справиться с крохотной застежкой, но это оказалось совершенно невозможно, несмотря на то, что он сотни раз обувал и разувал свою Госпожу, сотни раз надевал на Нее элегантную обувь, под которой потом погибал, а сейчас не смог. Ибо, во-первых, ничего не видел, во-вторых, корчился от сладких страданий, и руки его дрожали.

- Бесполезная тварь! - взвилась негодованием Госпожа. - За столько лет не наловчился справляться с пряжками. Никчемный раб! Придержи меня. И башку свою заодно! Бестолочь!

Мысль о том, что она может упасть и, не дай бог, покалечить мужчину, пугала и будоражила женщину. Последствия травмы виделись действительно страшными, хотя, иметь в собственности раба с отметинами и шрамами на лице, было тоже весьма волнующей перспективой.

Мужчина подсунул одну руку под голову, насколько это позволяло давление, исключив тем самым возможность неконтролируемого подворота и потери равновесия женщиной, а ладонью другой накрыл ее маленькие злые ступни, прижимая их еще плотнее, Он приоткрыл заплывшие глаза и увидел отражение в одном из многочисленных зеркал, которые так любили оба.

Увидел, как его любимая, обожаемая Женщина, его Госпожа и Богиня стоит своими ножками на голове судорожно выгнувшегося "кого-то" и заглядывает под подошвы босоножек, так трогательно полу надетых, полу сброшенных. Она переносила вес с одной ноги на другую и чуть сдвигала ступни, ловя устойчивое равновесие. Утвердившись на лице раба, Госпожа, посмотрела на себя в зеркало, слегка потянулась и провела рукой вдоль тела, огладила бедра и поставила одну ножку на столик, стоящий рядом.

На этом вспомогательном столе были фрукты, вода и там же стояла аудио-колонка, если Госпоже хотелось музыкального сопровождения.
Женщина уперлась подошвой в край столешницы и неторопливо перебирала тонкие ремешки, аккуратно распределяя их на стопе. Она застегнула пряжку, не забыв убрать кончик ремешка и выпрямилась, снова оглядев себя в зеркало. Полюбовалась, как соблазнительно юбка облегает бедра, поправила чулок, проведя руками по стройной ноге, и вдруг послала своему отражению воздушный поцелуй.

Эта картина привела распластанного, раздавленного, почти мертвого раба в такое возбуждение, что он едва не потерял сознание от восторга.

Госпожа переступила и так же спокойно надела другую босоножку. Еще не убрав ногу со стола, Она, придерживаясь одной рукой за стеллаж у стены, уперла другую руку в бок и глядя вниз спросила:

- Где мои туфли?! Я должна повторять?
При этих словах, она прокручивала подошву на виске своей жертвы. Мужчина попытался что-то промямлить в ответ, но его волнение было так велико, что он не смог сделать этого сразу, а в следующее мгновение на его губах уже оказалась тонкая подошва, которую он и принялся облизывать, с обожанием и страстью.

- Ну?
И он опять нашарил новую пару обуви. Это оказались лаковые туфли с открытой пяткой и такими же тонкими ремешками.
Удовольствуясь проворством раба, Госпожа, всё топтала и топтала. А он уже перестал воспринимать собственные страдания, перестал понимать, что корчится и извивается, при этом судорожно прижимая к груди очередную пару и не сомневаясь, что она всего лишь следующая. В беспамятстве мужчина чувствовал острые шпильки на своих щеках, на висках, во рту, ему казалось, что иногда они давили даже глаза, и все ждал благословенного освобождения, когда Госпожа захочет переобуться и на некоторое время, пусть ненадолго, потопчется без обуви. Он хранил эти туфли, как шанс на спасение.

Его раздавленное ухо и растоптанное сознание не уловило легкого шороха, доносившегося сверху. Мир для него давно поделился на тот, где существовал он - ниже ее подошв, и на весь остальной. Шорох был там, в другом мире. А затем он почувствовал новое давление, тоже подошвой, но другой. Будь он не настолько измотан, то несомненно смог бы узнать это прикосновение, однако в следующий миг пришла подсказка - на разгоряченное лицо упало тончайшее голенище. Госпожа просто сняла босоножки и надела сапоги, не утруждая себя ритуалами и обещанной очередностью.

- Придержи!
И он снова обнял ладонями такие жестокие и такие любимые ступни, затянутые сейчас в дорогую обувную кожу. От одного только вида этих сапог у него перехватывало дыхание, и почти останавливалось сердце. На ногах его любимой они превращались в абсолютный шедевр, а в сочетании с ее умением ходить на каблуках, манерой ступать, ставить ногу, останавливаться в какой угодно, но всегда безупречной позе, этому явлению и вовсе не было описания. Он придерживал Ее ноги, придерживал свою голову и из последних сил глядел на убийственно прекрасное отражение.

Женщина совершенно преобразилась. Так бывало всегда, когда она сама обувалась или приказывала ему обуть ее в сапоги. Становилась более торжественной и торжествующей и обязательно говорила: "Сначала я растопчу тебя сапогами" или "сейчас я буду топтать тебя сапогами." Ей нравилось делать на этом акцент, как бы давая понять, что место раба именно под сапогами, и ее безупречных ног он не испачкает своей кровью и слякотью, ноги эти недоступны ничтожному рабу, но он удостоен чести целовать эту обувь. Мужчина подолгу скулил под ними и униженно молил о пощаде или смерти, а Она урчала от наслаждения, слушая, как скрипят по его коже гладкие подошвы и уничтожала, раздавливала и раскручивала, затаптывая особенно цинично, жестоко и неторопливо.

И вот сейчас, Госпожа стояла в этих ошеломительных сапогах на истоптанной голове раба. Стояла и тоже видела в отражении зеркала, как от его лица отхлынула кровь, он побледнел, несмотря на напряжение, и совершенно обреченно прикрыл заплывшие веки. Женщина усмехнулась, в который раз уже покачалась, покрутилась на мысках, переступила и произнесла...

***
- Ты опять уронил мои туфли. Разве я не приказала беречь их?
- Простите, Госпожа...
Он, будто очнувшись от сна, не мог сообразить, что происходит. Тело особо не болело, но голова какая-то затуманенная. Который час? Она его всю ночь топтала и до сих пор не сошла или они все же поспали и теперь она начала все по-новой с утра?

Думать обо всем этом было некогда, нужно было умудриться расслышать и понять слова Госпожи.
Она стояла одной ногой на его лбу, а вторую поставила на его грудь, прямиком шпилькой на сосок. Это адски больно. И через эту боль, он старался вслушаться в ее слова, такие спокойные, словно она совершенно не злится, но он точно знал, что это спокойствие обманчиво.

- Я не могу тебя простить. И не хочу. - она усилила давление.
- О, боже... Госпожа! Простите, простите меня!...
- Тебе что, совсем не дороги мои туфельки? Ты не бережешь их? Отвечай, раб!
- Дороги, Госпожа! Простите, умоляю вас! Умоляю!
- Дороги туфли? И только-то? А меня, ты, что не любишь?
- Люблю! Люблю! Простите меня. Пощадите!
- Ты не любишь меня! Не любишь мои туфельки, мои сапожки! Ты их не бережешь, раб! Ты же раб? Ты должен беречь, хранить, боготворить! Ра-а-б! - она с нажимом произнесла это слово, одновременно вдавливая шпильку в его сосок, с особой жестокостью.

- О, да. Да, я Ваш раб... Пощадите, умоляю... Умоляю... - взвыл мужчина.
- Заткнись. Ты жалкий червяк. Посмотри, как смешно ты извиваешься под ногами, а я топчу тебя. Ты червяк, и я тебя растопчу. - женщина переступила на грудь, встала подошвами на соски и начала покручиваться. Мужчина вовсю скулил под ее ногами. - А ведь говорил, клялся, что любишь меня, а сейчас воешь! Терпи! - скулёж продолжался, у мужчины не осталось сил терпеть эту боль. - Слабак! Я накажу тебя!

- Люблю! Я обожаю вас, но я сейчас умру! Пожалуйста! Хватит! Вы убьете меня!
- Врё-ё-ёшь! - словно змея, шипела она. - Ты говорил, что готов на всё, лишь бы быть под моими ногами, а сейчас ноешь! Ничтожество!

- Да! Да!.. Готов! Готов вечно жить под вашими ногами! Но умоляю, пощадите, пощадите!..
- Хм... Ну посмотрим, как ты готов... Сейчас я тебя затопчу. Сапогами, - и Госпожа, совершенно по-звериному оскалившись плотоядной ухмылкой, переступила прямиком на пах, совершенно обессиленного раба.

Её сапожки вминались в тело, словно кулаки пекаря в податливое тесто, легко и умело, а у лежащего под ними мужчины, непостижимым образом появились силы приподняться и обхватить эти убийственные ноги руками. Она самозабвенно топтала, а он вожделенно и влюбленно обнимал Ее ноги...

Перед сном, уже лёжа в кровати, женщина ласково проговорила:
- Обними мои ножки на ночь. - и она согнула колени, чтобы ему было удобнее.
Он, усилием воли, сгрёб то что осталось от его тела в кучу и послушно переместившись в постели, сел у ее ног, обнял их, с минуту просидел так, потом постарался прильнуть всем телом, а лицом уткнулся в колени.

- Люблю Вас. Точно мог бы сидеть так до утра. Люблю ваши ножки.
- Я знаю...
***
- Доброе утро, раб мой! - женщина поцеловала спящего мужчину в щеку.
- Боже... Я опять проспал! - он смотрел на нее смущенно.
- Это ничего! Вот чай. Печенье. Подкрепись и ступай в душ. Сегодня буду топтать тебя прямо с утра. Ну, если полдень считать утром. - и она засмеялась.

После банных процедур он взбодрился, чувствовал себя свежим и полным сил. Поэтому с особенным удовольствием улегся на свое обычное место для трамплинга.

Она, с кошачьим урчанием топтала его тело. Казалось, что ее удовольствие, осязаемым маревом висело в воздухе. Остановившись на его груди, женщина произнесла с придыханием:

- Люблю тебя. Ты такой славный. Особенно у меня под ногами. Я с тобой, как кошка с навалерьяненной когтеточкой, не могу расстаться - тут она ехидно хихикнула. - Тебе же это тоже нравится? Мое ненасытное чудовище. Как же мне нравится опускать подошву на твой жадный рот! Кажется, не проживу если твоего лица не будет под моими ногами. Постоянно и всегда. Даже не знаю, чего мне больше хочется - под ступней или под подошвой? Сними-ка. Целуй. А теперь снова надень... Не могу выбрать...

Уплывая и уже почти утонув в вязких глубинах извращенного удовольствия, мужчина услышал ее заливистый смех.
Женщина топтала туфлями его голову, повернутую набок, потом разулась и какое-то время продолжала топать, а затем, прямо ногами повернула его лицом вверх и затаптывала уже чулками. Кожа стерлась и нещадно саднила. Он знал, что Госпожа скоро повернет его голову снова набок, обуется и начнется новый беспощадный заход, но когда будет это "скоро", он знать не мог.

Потом он снова держал на груди очередную пару туфель, а на его голову опускалась уже обутая ножка, потому что, Госпожа сама надела что-то другое. И теперь ему приходилось напрягаться еще больше, чтобы суметь сохранить на себе ее каблучки и не сметь пошевелиться. А новая серия мучений уже началась. Как только туфелька падала с груди мужчины, женщина требовала, чтобы он поставил ее на место, но при этом продолжал держать свою голову руками. Держать и поднимать – физически невыполнимо. И Госпожа, с маниакальным удовольствием, от души наказывала нерадивого раба.

Он уже давно перестал осознавать себя и вообще что-либо. Просто делал что велено, выполнял приказы. Босоножки на ее ногах сменялись туфлями, туфли сапогами и так до бесконечности. Удовольствие сменялось пытками и наоборот. Дни сменяли ночи. Ничего этого мужчина уже не различал. Он существовал на автопилоте. Полное, абсолютное погружение в "сумрак"...

***
- Я... Я не могу пошевелиться. - слова удавалось выговаривать с трудом.
- Что-то болит?
- Н-нет... Вроде нет. Странное какое-то ощущение...
- Поцелуй мои ножки. Коснись губами.
Его губ коснулись ее восхитительные пальчики, а потом и вся ступня. Он блаженно прильнул к ним, с поцелуями, ловя кайф и успокаиваясь. Хорошо. Всё хорошо. Вот он, вот Она. И он обвил эти ножки руками прижимаясь всем телом. Женщина коснулась его спины и послышался какой-то странный звук. Мужчине пришлось напрячься, чтобы осмыслить происходящее. Думать почему-то было трудно да и не хотелось.

Вжик... Снова раздался этот звук. "Что это? Что за..." - успел подумать он, но тут же провалился в блаженную негу.
Госпожа застегнула молнию на втором сапожке и потопала ножками, удостоверяясь, что новая обувка сидит как влитая.
"Хорошие ботфорты получились, удобные - подумала она - И нюдовый цвет как раз в тренде."
Конец.


.

2021-03-11 в 02:28


Jadis, 45 лет

Москва, Россия

Фантазии - это так прекрасно.
Вот бы на свете существовали женщины, любящие кофе в постель. Пить или есть что-то с нечищенными зубами, с противным запахом во рту и со вкусом налета на зубах - ну наверняка есть на свете извращенки, которые это любят.

И, наверное, эти же извращенки с радостью поедут на работу к своему мужчине попросить отпуск. И их там даже не пошлют и не спросят "а вы вообще кто?"

Да и мужчины, которые фантазируют о сказочных оргазмах до изнеможения от топтания по ним ногами, живут в тех же мирах.

2021-03-11 в 02:44


глеб, 48 лет

Азов, Россия

Jadis ну оргазм конечно физическое действо, но самая эрогенная часть это все равно мозг. И если человек реально "тащится" и уплывает от того что происходит, то почему бы и нет.

2021-03-11 в 10:17


Лотосовые Ножки, 42 года

Москва, Россия

Глеб, ну может человек нездоров и/или рассказ не до конца прочел. Такое бывает.

2021-03-11 в 11:07


Picchio Serpentino, 45 лет

Москва, Россия

Вот бы на свете существовали женщины, ... с нечищенными зубами ...

С неплохой точностью можно сказать, что на свете есть два типа людей. Для одних палатка в лесу - это "воздух, рассвет, тишина, природа", для других - "кочки, холод, комары и отсутствие гигиены". Для одних квартира в городе это "комфорт, друзья, транспортная доступность", для других - "человейники, толпы, грязь". Для одних дом в деревне это "простор, своя земля, речка, природа", для других - "глухомань, скука и удобства зимой во дворе". Короче говоря, есть люди, которые живут и радуются, а есть нытики, первым же прикосновением портящие всё вокруг.

Эта автор, конечно, склонна писать очень длинные и однообразные тексты, которые нереально прочитать даже наполовину, но если бы мне пришлось выбирать между "читать все её тексты внимательно от начала до конца" и "иметь в постели такого нытика с нечищенными зубами", я бы однозначно выбрал первое.

с противным запахом во рту

Стоит сходить к стоматологу и следовать его рекоментациям.

2021-03-11 в 11:15


Александр, 37 лет

Москва, Россия

- Саша, там на форуме появился рассказ про трамплинг, "Байки из склепа" называется. Прочитай его целиком и скажи мне: те ботфорты, о которых в самом конце, они же потому такие хорошие получились, что их из кожи предыдущего раба сделали?

ххх

- Моя Госпожа! Я внимательно все прочитал, от начала и до конца. Нет, те ботфорты - это просто новые ботфорты, они не из кожи раба сделаны. По крайней мере, в тексте нигде про это не написано. Даже намека нет.

- Ну вооот... "Байки из склепа", а опять все по лайту((

2021-03-11 в 15:02


Jadis, 45 лет

Москва, Россия

Picchio Serpentino, а ведь помимо перечисленных существует еще и масса промежуточных вариантов. Кто-то может спокойно любить палатки в лесу, уметь пользоваться пенкой и спальным мешком, но при этом не любить кофе и завтраки в рот с непочищенными зубами. Даже если зубы здоровы, это просто некоторым противно.

Но впрочем, я очень рада, что вы не желаете иметь в постели такого нытика, как я.

2021-03-11 в 15:20


Лотосовые Ножки, 42 года

Москва, Россия

Саша, ботфорты сделаны не из кожи раба, а из раба целиком!!! Эта Госпожа ведьма. Она превратила мужчину в сапоги. Постепенно. Колдовала еженощно)) И в конце он навсегда стал ее ботфортами;)

Здóрово, правда?))

2021-03-11 в 15:57


WonderMan, 36 лет

Санкт-Петербург, Россия

Понял почти сразу, что он превратился в обувь для Госпожи. Как только прочитал фразу - "Женщина коснулась его спины и послышался какой-то странный звук", далее по тексту стало понятно)

Отличный рассказ, и написан очень красивой и грамотной речью, автор Большая молодец

2021-03-11 в 16:43


Лотосовые Ножки, 42 года

Москва, Россия

Мне кажется это уж слишком чересчур, чистить зубы постоянно. Это ж надо и до и после каждой трапезы, плюс в течение дня обязательно. Ну если они даже после вечерней чистки, за ночь успевают запачкаться до степени противности. Есть в этом что-то маниакальное.

Хотя, все мы здесь извращенцы...😬

2021-03-11 в 16:59


ScandiLiza 👠, 40 лет

Москва, Россия

Отличный рассказ!
все счастливые нижние похожи друг на друга)
а уж с каким чувством написано... Только кого теперь топтать новыми ботфортами? Ведь такого больше не будет. Хныкплак.

~~~~
Jadis, 44 года
Москва, Россия
"Фантазии - это так прекрасно.
Вот бы на свете существовали женщины, любящие кофе в постель".

Вот, на меня можно посмотреть. Правда, у стоматолога бываю два раза в год на профосмотре и не курю - это же так просто)

~~~•
Picchio Serpentino, 45 лет
Москва, Россия

"Эта автор, конечно, склонна писать очень длинные и однообразные тексты, которые нереально прочитать даже наполовину"

Это - очень тематический рассказ, хорошо и правдиво написанный. До того как полюбила трамплинг, сама не совсем понимала, о чём это)

2021-03-11 в 17:39


Picchio Serpentino, 45 лет

Москва, Россия

Picchio Serpentino, а ведь помимо перечисленных существует еще и масса промежуточных вариантов.

Вопрос не в вариантах. В любой ситуации есть плюсы и минусы. В той ситуации, в которой человек регулярно и с удовольствием находится (например, просыпаясь утром в уютной постели) плюсов куда больше. И здесь вопрос личного выбора - радоваться крупным плюсам, снисходительно не обращая внимания на мелкие минусы, или же фокусироваться на мелких минусах, портя себе и окружающим всё удовольствие от крупных плюсов. Это вопрос не вариантов, это вопрос склада личности.

2021-03-11 в 18:43


Evilin, 34 года

Москва, Россия

Лотосовые Ножки
«Саша, ботфорты сделаны не из кожи раба, а из раба целиком!!!»
-
ScandiLiza 👠
«Это - очень тематический рассказ, хорошо и правдиво написанный. До того как полюбила трамплинг, сама не совсем понимала, о чём это)»

——————
ScandiLiza 👠 Я Вас боюсь!!! Правдиво написано про сапожки из раба?! Видимо, я сильно отстала от новых веяний в трамплинге!

Но задумка шикарна - мне нравится))

2021-03-11 в 20:05


Rab, 31 год

Новосибирск, Россия

Лотосовые Ножки, 42 года
Москва, Россия

Спасибо огромное за рассказ, очень ждал! Читал его как и предыдущие-на одном дыхании) написано, как всегда, прекрасно и очень интересно!

Спасибо, Госпожа Лотосовые ножки! С нетерпением буду ждать Ваши новые рассказы))

2021-03-11 в 20:09


Александр, 37 лет

Москва, Россия

Evilin, 33 года
Москва, Россия

...Правдиво написано про сапожки из раба?! Видимо, я сильно отстала от новых веяний в трамплинге!

Но задумка шикарна - мне нравится))

ххх

Моя Госпожа! Боюсь, что настолько я похудеть не смогу(( Чтобы от меня всего-навсего два сапога осталось, пускай и ботфорта))

ххх

Лотосовые Ножки, 42 года
Москва, Россия

Саша, ботфорты сделаны не из кожи раба, а из раба целиком!!! Эта Госпожа ведьма. Она превратила мужчину в сапоги. Постепенно. Колдовала еженощно)) И в конце он навсегда стал ее ботфортами;)

Здóрово, правда?))

ххх

Здорово)))
Наверное, меня слишком часто по голове бьют. В том числе и ногами))

2021-03-11 в 21:36


Лотосовые Ножки, 42 года

Москва, Россия

А классно же! Из одного раба сразу много пар обуви!)) Туфли с глазками, сапожки с ушками... 😂

2021-03-11 в 22:12


Alf, 44 года

Одинцово, Россия

Красиво. Практически готовый сценарий для фильма.

2021-03-11 в 22:58


Александр, 37 лет

Москва, Россия

Лотосовые Ножки, 42 года
Москва, Россия

А классно же! Из одного раба сразу много пар обуви!)) Туфли с глазками, сапожки с ушками... 😂

...и какие-нибудь безразмерные бахилы с полупопиями. Не пропадать же добру!)))

2021-03-12 в 00:00


ScandiLiza 👠, 40 лет

Москва, Россия

Рейтинг: 232
Evilin, 33 года
Москва, Россия
——————
"ScandiLiza 👠 Я Вас боюсь!!! Правдиво написано про сапожки из раба?! Видимо, я сильно отстала от новых веяний в трамплинге!

Но задумка шикарна - мне нравится"

Evilng, 😊 Александр даже пошёл дальше - сколько пар обуви фантазийно нашил!) ничего не пропало.

Кем стал ЛГ (лирический герой), уже уточнили.
Правдивость же в описании - будто взгляд снизу - и все переживания нижнего и как выглядит Верхняя в разные моменты. Очень круто.

2021-03-12 в 09:58


Ответить




BDSMPEOPLE.CLUB - BDSM/БДСМ знакомства

Мобильная версия сайта | О сайте | Служба поддержки | Report Abuse

Соглашение о предоставлении услуг | Рекомендации по обеспечению безопасности | Веб-мастеру | Bug Bounty | Реклама на сайте

Информация о платных услугах и порядке оплаты

Здесь находится аттестат нашего WM идентификатора 000000000000 www.megastock.ru DASH accepted here