Начало

Афиша

Чат

Дневники

Форум

Сейчас на сайте: 1537, в чате: 0, новых: 101

БДСМ форум

Начало » БДСМ творчество » Поводок для серебряной ложки

Поводок для серебряной ложки


Di, 32 года

Москва, Россия

Недавно я написал рассказ для конкурса порно рассказов. Но не уложился в лимит, превысив его раза в два (получилось 88к символов). Поэтому рассказ в конкурсе не поучаствовал и отзывов практически не получил. Решил выложить его сюда.

-
Поводок для серебряной ложки.

Теги: Горничные, фемдом, пояс верности, порка, наказания, кроссдрессинг, фетиш, золотой дождь.
-

Пролог: переписка в смс
Добрый вечер! Получил ваше резюме, думаю нам надо пообщаться лично
Добрый ) Где и когда?
Кафе Волна в центре, знаете?
Да
В среду, часиков в 10 утра удобно будет?
Да, я свободна
Тогда договорились, до встречи
До встречи

– Владимир Петрович. – Представительного вида мужчина лет сорока, в костюме и улыбкой от зарубежных стоматологов.
– Ольга. – Женщина около тридцати с привлекательными выпуклыми формами, одетая довольно скромно.
– Давайте я сначала расскажу о работе в общих чертах, а затем уже поспрашиваю вас? – Улыбнулся он собеседнице, и та кивнула.
– Мне нужна горничная. Работа с проживанием. Питание, униформа и все прочие расходы за мой счёт, плюс оплата труда, – мужчина по давней привычке не стал называть цифру, а написал дорогой перьевой ручкой на салфетке.

– Это довольно много. Вы хотите сказать, что… – намекнула она.
– Нет-нет-нет, что вы. Горничная и только горничная. Без каких-то там… дополнительных обязанностей. Просто есть нюансы.
– Нюансы, – понимающе кивнула.
– Давайте я начну с начала. – Мужчина взял в руки чашку и отхлебнул кофе. – Итак, у меня есть племянник. Он попал в плохую компанию... И теперь требуется на некоторое время изолировать от неё и не дать влипнуть в новую. Я принял решение на несколько месяцев устроить… давайте говорить прямо, домашний арест. У нашей семьи есть загородный дом, вот в нём он и будет жить. Обучение дистанционное. Но нужен кто-то, кто бы контролировал, понимаете? И учёбу, и распорядок дня, и поведение. Поэтому я ищу не столько горничную; приготовить там, убраться, сколько надзирательницу.

"Плохая компания"?
– Но у меня нет опыта общения с трудными подростками.
– О нет, он не трудный, нет, ничего такого. Скорее наоборот. Просто неправильная компания.
– Неожиданно. А почему вы? Почему не его родители?
– Матери уже давно нет, а отец погиб два года назад. Автокатастрофа.

Глава 1
– …А здесь тренажёрный зал. – Продолжал экскурсию по трёхэтажному особняку Владимир Петрович.
– Очень удобно. Я могу им пользоваться?
– Да, конечно, всё в вашем распоряжении, – улыбнулся он, – главное следите, чтобы этот оболтус занимался по графику, распечатку я вам оставил.

– А кто составлял график?
– Тренер, разумеется.
"Ну да, личный тренер, личный диетолог, личная горничная – серебряная ложка во рту при рождении, как же иначе?", подумала Ольга. Новая чёрно-белая униформа жала в груди. Заказанный с лёгкой руки хозяина по одним только параметрам рост-вес комплект не учитывал реальное телосложение, так что Ольга уже наметила, где будет заказывать подгонку. На ношении униформы Владимир Петрович настаивал твёрдо и непреклонно.

Снаружи послышался шум открывающихся автоматических ворот.
– О, а вот и ваш подопечный, пойдёмте встречать. Зовут его Андрей.
Мужчина с горничной вышли на крыльцо и наблюдали, как из представительской чёрной BMW выходит худой подросток среднего роста.
– Кстати, вы не сказали, сколько ему лет?
– Восемнадцать.
– Восемнадцать? Не четырнадцать?
– Разумеется восемнадцать, это требование законодательства для таких рассказов. Разве ему может быть меньше?
– Да, – кивнула горничная, – понимаю.

– Это Ольга Петровна, она будет присматривать за тобой. Слушаться, как меня!
– Дядь, ты опять начинаешь, я же говорил...
– Это уже обсуждалось и мы договорились! Мы же оговорились?
– Договорились. – Андрей посмотрел внимательнее на новую горничную и привычно улыбнулся ей. Раньше у него не было проблем с женщинами, не будет и с этой. Даже не учитывая, что она – наёмный персонал и ДОЛЖНА подчиняться ему, Андрей просто не понимал, как кто-то из женщин может отказать в чём-то. Воспитательницы, учительницы, репетиторши – таяли все. Из некоторых он вил верёвки уже в первый день знакомства, из некоторых чуть позже. Дело было не в деньгах родителей, просто… просто он был хорошим человеком. Андрей искренне считал себя лучше, умнее, красивее и неотразимее. Правильные черты лица, кожа без прыщей, причёска, зубы, подвешенный язык, ум, образование, обаяние – всё это было его собственное. И если образование ещё можно назвать чертой приобретённой, то остальное было присуще с самого рождения. Так он считал.

Балагурящий дядя пробыл в доме все выходные и уехал утром понедельника, обещав заехать проведать на следующих. Пронаблюдав отъезжающий автомобиль до поворота, горничная испытала некоторое облегчение и пошла будить Андрея.

– Не, я позже… Я позже встану… – Не хотел будиться тот.
– Андрей, вставай, у тебя пробежка.
– Сделай кофе через часик, а? – Продолжил он сонно, не открывая глаз.
– Пробежка! – Заявила горничная и сорвала одеяло, тут же скрутив его в руках в плотный тюк.
– Ты чего творишь?! – Андрей распахнул глаза и осознал, что накрыться нечем. – Отдай!
– По этому графику у тебя сейчас пробежка, три километра. – Заявила горничная, помахивая распечатками, сложенными на манер мухобойки. – И если через пять минут я не увижу тебя в тренировочном костюме вон на той дорожке к озеру, то очень рассержусь. И ещё, раз уж твой дядя называл меня на "вы", то и от тебя я другого обращения слышать не хочу.

– Почему?
– Потому что мне тридцать три и я почти вдвое старше тебя. Тебя учили вежливому общению со старшими?
– Ты… Вы что, не понимаете, что я вас за всё это просто уволю? – Воскликнул ошеломлённый юноша.
– Уволить меня может Владимир Петрович. Например, за то, что я не обеспечиваю твой режим тренировок. Поэтому встал и – БЕГОМ! – Внезапно повысила голос горничная, и прозвучавший приказ сбросил Андрея с кровати.

Окончательно он проснулся только на обратном пути от озера, и первой разумной мыслью стало позвонить дяде. Но хитрая горничная не позволила добраться до телефона, а услужливо подала стакан минералки на подносе и загнала на тренажёры. К своим обязанностям она относилась очень серьёзно и лично контролировала выполнение программы. А чтобы не скучать, сама в это время занималась на свободных тренажёрах, продемонстрировав как неплохое владение техникой, так и внушительную, обтянутую облегающим трико грудь и крепкую попу. Горничная справедливо рассудила, что на время тренировок правило о ношении униформы не распространяется.

После Андрея загнали в душ, а затем на завтрак, состоявшего из омлета, овсяной каши, тостов и апельсинового сока.
– А кофе?
– А кофе вредно.
Андрей смолчал. Съел завтрак и, встав, решительно двинулся в сторону своей комнаты, чувствуя спиной взгляд горничной и ожидая новых приказов. Но она отпустила свою новую игрушку наслаждаться свободой и независимостью. Занятия по удалёнке должны были начаться только через полчаса.

– Дядь, привет!
– О, встал? Ну как, нормально всё?
– Ничего не нормально! Она мной командует! Представляешь? Это как вообще?! С меня одеяло утром сорвала!
– Всё правильно, за этим и приставил.
– Да зачем?! Я бы всё и так сделал, просто чуть позже.
– Надо, Федя, надо.
Звонок ни к чему не привёл.

Без десяти минут одиннадцать, горничная вежливо постучала в дверь к Андрею.
– Напоминаю, у тебя занятия.
– Что, и как я учусь будете наблюдать?
– Нет, зачем? Владимир Петрович дал мне контакты преподавателей и настоятельно попросил связываться с ними каждый день, а уж следить за посещаемостью и успеваемостью будут они.

"Жопа", подумал Андрей. Но пока ещё не представлял, какая.

Следующая неделя прошла, как в казарме. Закрыться в комнате на ключ, чтобы избежать утренней побудки, оказалось плохой идеей – горничная располагала дубликатами всех ключей. И вместо традиционного срывания одеяла, Андрей в то утро получил срывание одеяла и окатывание холодной водой прямо в постели. Постель горничной потом пришлось перестилать, а матрац просушивать, но такие мелочи её не волновали. Визг моментально проснувшегося юноши определённо того стоил. Ослабление тяжей на тренажёрах горничная тут же заметила и в ответ закрутила их сильнее, сказав, что в программе тренировок определены рамки, и она за них не выходит. Попытка включить стрим лекции и в это время играть, вылились в неприятные разговоры сначала с горничной, потом с дядей, потом с лектором и снова с горничной, на которых Андрея распекали, ругали, усовещали и призывали. Как назло, лектор тоже был мужчиной и на природное обаяние Андрея не вёлся, а выдумать какие-то "обстоятельства" помешавшие внимательному конспектированию лекций, не получилось. Стараниями Ольги, лектор был в курсе, что все условия для учёбы Андрею созданы.

Сама же горничная, как будто не была женщиной. Она не велась на его трюки. Не трогал её ни образ мальчика-шалопая, ни грустного и страдающего (ну как такого не пожалеть?) юноши, а других в арсенале Андрея как-то не нашлось. В длительные беседы не вступала, держа дистанцию. Всегда была где-то рядом и следила, чтобы он был вовремя накормлен, напоен, ухожен и... не имел свободного времени. Горничная вставала раньше него, а ложилась позже. И иногда Андрею начинало казаться, что она андроид, злой робот, которого дядя выписал из секретной правительственной лаборатории специально ему назло. Это ощущение каждый раз крепло до совместной тренировки и развеивалось во время. Ольга любила фитнес и занималась каждый день, не давая себе обрасти лишним жиром. Делая упражнения, она разгоняла кровь, и, раскрасневшаяся, становилась похожей на валькирию, способную скрутить Андрея в бараний рог, если вдруг понадобится. Пот выступал на её теле и взгляд против воли задерживался то на проступающих сквозь топик торчащих сосках, то на крепких ягодицах, то на "верблюжьей лапке" промежности. В остальное время горничная ходила в строгом платье, лишённая даже намёка на человеческое тепло.

Дядю Андрей ждал, как избавления. Но когда тот приехал, ничего не изменилось. Коварная горничная кормила Владимира Николаевича любимыми им дранниками со сметаной и непринуждённо разговаривала, как разговаривают друг с другом взрослые. Взрослые в присутствии ребёнка. Дядя благодушно отмахивался от проблем Андрея, хвалил горничную и даже утверждал, что "уже видит результат". С тем и уехал в тот же день.

Глава 2
Спустя несколько дней, в середине очередной утренней тренировки, Ольга решила оставить своего подопечного заниматься самостоятельно, а самой немного побегать. Наказав усердно тренироваться, покинула тренажёрный зал и через минуту Андрей увидел её фигуру, неспешно трусящую в сторону озера. "Ну хоть в чём-то повезло", подумал он. "Хорошо бы теперь так каждый день было", тут же отложил гантели и вышел в соседнюю комнату, оборудованную, как раздевалка. И увидел аккуратно сложенную на стуле одежду Ольги. Сверху лежали белые кружевные трусики и лифчик. Мимо такого соблазна юноша пройти просто не мог. Посмотреть и пощупать всегда скрытое верхней одеждой бельё мучительницы – это даже не просто прикоснуться к чему-то запретному – это почти надругаться над ней самой, да ещё так, что она не узнает. "Очень удачно получилось", думал Андрей. "Если она каждый день бегать будет, то я заценю всё её бельё". Он повертел в руках лиф и поднёс к носу. Пахло не столько женщиной, сколько смесью отдушки стирального порошка и какой-то женской косметикой или парфюмерией. Тот неуловимый запах женских вещей и аксессуаров. Тогда Андрей взял трусики и понюхал уже их. Запах был сильнее, но всё тот же. "Ааа, плевать", подумал он, вытащил наружу уже эрегированный член и растянув трусики руками, мягко провёл ими по головке сверху, а затем снизу, по уздечке. Обернул трусики вокруг члена и сделал несколько движений рукой. Потом повторил то же самое с лифчиком и вернулся к трусикам. Вокруг кружев была особо мягкая и эластичная ткань, о которую только полчаса назад тёрлись губки горничной, а сейчас касалась головка члена Андрея. "Главное не накончать прямо на них", подумал он и продолжил играть с бельём. "Надо обернуть так, чтобы только головка выглядывала, тогда не запачкает..."

-Таааааак. – Услышал он голос рядом и поднял взгляд. В дверях стояла горничная. И вид её был настолько суров и страшен, что организм Андрея попробовал описаться, и лишь из-за крайней степени эрекции не смог. Пауза затягивалась. Надо было что-то срочно сказать, но Андрей не мог придумать ничего. Совсем ничего. Только в ужасе смотрел на горничную.

– Ты, конечно, скажешь, что это вышло случайно? – Прошипела она.
Андрей истово закивал.
– Что ты очень-очень сожалеешь? – Добавила немного сарказма в голос.
Снова судорожное кивание.
– И никогда-никогда больше не будешь?
Сарказм уже можно было мазать на бутерброд вместо масла, но Андрей замотал головой отрицательно, надеясь непонятно на что. Взгляд горничной убивал, уничтожал и развеивал пепел по ветру. Андрею никогда ещё не было так страшно и стыдно.

Горничная помолчала. Выдохнула. И, вроде бы немного успокоившись, решила:
– Хорошо. Договорились. Ты больше никогда не будешь. Но за ЭТОТ раз я тебя накажу.
– К-как? – Наконец смог что-то сказать юноша.
– Ремнём по жопе! Хотя нет, за ремнём я не пойду. Прыгалками тебя выдеру!
– Меня даже папа не бил...
– Ахтынесоглаааасен? – Слитно, на одном дыхании, прошипела жуткая горничная и Андрею снова стало страшно.
– Согласен!

И ему пришлось лечь на лавку, спустив тренировочные штаны и трусы. Ольга взяла прыгалки, сложила их в несколько раз и принялась стегать ими ягодицы юноши. После третьего удара тот закричал от боли и попытался прикрыть попу рукой.

– Руки! Сцепил под лавкой! Быстро! Сейчас, я сказала! – И когда Андрей сделал это, прыгалки засвистели снова. Ольга не зверствовала. Она просто делала любимую работу, за которую ещё и платят. Покрывая ударами прыгалок стремительно краснеющую попку "клиента", она упивалась его криками и текла, текла, текла. Когда возбуждение начало мешать самоконтролю, Ольга отвесила особо смачный удар и бросила прыгалки в угол.

– Достаточно. Скоро одиннадцать, тебе пора садиться за учёбу. – И подумав, мстительно добавила, – если сможешь.
Пока Андрей лёжа переводил дух, Ольга поднялась на цыпочки и незаметно забрала со стеллажа мобильный телефон, частично спрятанный за лежащими на нём вещами. Подхватила свою одежду и вышла.

Андрей медленно встал. Мыслей в голове не было. А было ощущение, что где-то он свернул не туда, тучи сгущаются, зима близко. Заперся в душе, трижды проверил, что дверь ТОЧНО заперта и в кабине никого, кроме него нет, и… доделал прерванное. Боль в ягодицах, нервное потрясение, страх и стыд, всё выплеснулось из него, и на несколько минут Андрей обрёл просветление, освободившись от мирских страстей не хуже бодхисаттвы среднего ранга. Но так как величина страстей в мире, величина постоянная, горничную они в эту минуту обуревали со страшной силой. Сжав зубы, чтобы не стонать, она корчилась на кровати в своей комнате, терзая лоно фаллоимитатором одной рукой и выкручивая соски другой. Растрепавшиеся волосы, сбившаяся постель, запах секса, стоящий в комнате – всё это только возбуждало её. Но больше всего подстёгивали воспоминания. О, как было прекрасно выражение ужаса в его глазах! Наклонить "палочку" так, чтобы била в переднюю стенку, оооо! Потерявший дар речи парень, наверное, хотел провалиться, дааа! Прыгалками, прыгалками! Даааа! Протолкнуть поглубже, сжать бёдра, потереть клитор, какой же он был послушный, ДАААААА. Ольга уже не могла откладывать оргазм. Фаллоимитатор выскочил от судорог, а сама кончала, кончала, кончала…

Но Андрей об этом, разумеется, не знал. И когда увидел горничную в обед, та была, как обычно холодна и подчёркнуто вежлива, словно ничего не произошло.

Глава 3
На следующий день женщина уехала в город за покупками и вернувшись, первым делом постучалась в комнату к Андрею. С собой она принесла небольшой пакетик.

– Пора начать выполнять обещание.
– ?
Горничная вынула из пакета бумажный свёрток и положила на стол перед Андреем. Развернув, он увидел странную конструкцию из розового пластика, к которой крепился маленький навесной замочек. Она выглядела так, словно это был чехол для…

– Да, всё верно. С сегодняшнего дня ты будешь носить эту штучку. Она называется "мужской пояс верности". – Подтвердила догадки Ольга. – Или ты уже забыл, что обещал? "Я больше не буду". А что не будешь? Мне напомнить, ЧТО ты вчера делал? – В голосе горничной Андрею послышались те самые жуткие нотки, от которых хотелось убежать.

– Хорошо, хорошо, я не против, я буду! – Зачастил он и облегчённо выдохнул, увидев чуть расслабившееся лицо.
– Инструкция внутри, – сказала она и вышла.

По инструкции следовало сначала надеть кольцо на основание члена и мошонки, затем надеть на член "колпачок", и совместив ушки обоих деталей, продеть замок, скрепляющий всё в одно целое. Первая часть прошла без проблем, а вот надеть сам "колпачок" на член сначала не получилось. От всех этих манипуляций у юноши случилась эрекция, и засунуть эрегированный член в небольшой объём никак не получалось. Андрей сообразил, что надо просто дождаться опадания члена и тогда проблем не будет. Ещё через несколько минут, наконец, защёлкнул замок и присмотрелся к "обновке". Ощущения были странные. Эрекция было вернулась, но встать члену оказалось негде. Он пытался найти место хоть где-то и натянул всю конструкцию, появилась боль. Потом эрекция пропала и боль ушла. "Надо будет – сниму", подумал Андрей и пошёл отчитываться.

– Всё, надел. Долго мне эту фигню носить?
– Пока я здесь работаю, разумеется. Показывай.
– Что? – Опешил Андрей.
– Показывай, как надел пояс! Ты что, думал, поверю на слово?

Смущаясь, Андрей приспустил домашние штаны, чтобы горничная увидела краешек конструкции. Но она вдруг присела перед ним, рывком стянула штаны до колен, и резко шлёпнув Андрея по рукам, пытающимся прикрыться, внимательно осмотрела скованное мужское достоинство. И даже подёргала за замочек, проверяя, что он закрыт.

– Всё, одевайся, – встала горничная и протянула руку, – ключи!
Андрею пришлось достать из кармана ключи и отдать горничной.
– А как я буду мыться? Прямо так?
– Нет, конечно. Перед мытьём выдам ключ, ты снимешь пояс, а после наденешь обратно.
Андрей немного повеселел – жизнь налаживалась.
– Но я буду тебя контролировать.
– Нет! Ольга, вы что, будете смотреть, как я моюсь?
– Не нервничай так сильно. У душевых кабин стенки полупрозрачные, в ванне тоже можно шторкой закрыться, за которой тебя не будет видно. Почти. Но если попробуешь опять этим заниматься, то я и увижу и услышу.

– А в туалете? В туалете тоже? – Спросил Андрей с долей сарказма.
– Зачем? В туалет ходить пояс не мешает.
Это было фиаско.

Как выяснил спустя полчаса Андрей, пояс действительно полностью блокировал все попытки рукоблудия. Снять его не получилось. При возбуждении член распирал клетку и болел. Попытка совершать возвратно-поступательные движения прямо всей конструкцией принесла только боль в мошонке.

Утром следующего дня Андрей впервые проснулся не от злой горничной, а от ещё более злой пластиковой штуковины. Организм поставили перед выбором: либо сон, либо утренняя эрекция. Ждать горничную он не стал и побежал на пробежку сам, без напоминаний. Затем так же без напоминаний отзанимался в зале и стойко перенёс унизительную процедуру мытья, отгородившись от Ольги почти прозрачной стенкой душевой кабины. Сквозь рифлёную поверхность Андрей видел только её размытую фигуру. Казалось, взгляд горничной ощупывал с ног до головы. Что она ждала только повода распахнуть дверь. Что... Андрей понимал, что всё это чушь и горничная видит сквозь муть пластика не больше, чем он сам. Но попыток незаметно подрочить не делал.

А горничная – делала. Размытая фигура обнажённого юноши давала слишком большую пищу фантазии. Опустив руку под юбку, Ольга с наслаждением мастурбировала. Не чтобы кончить (обстановка не располагала), а лишь для удовольствия. Увидев, как Андрей выключает воду, вынула руку из-под юбки, взяла ей с полочки на раковине пояс и передала Андрею через открывшуюся в кабине щель. На надевание пояса ушло больше десяти минут, а после ему пришлось выйти голому под взгляд женщины.

– Ну и чего стесняешься? Самое ценное у тебя прикрыто, – насмешливо сказала она, подёргала замочек и, развернувшись, вышла.

Снова идеально приготовленный завтрак, учёба, обед, ужин. И регулярно случающиеся эрекция и боль. Вставало от всего – от картинок в интернете, от сцен в телевизоре, от мыслей, от тряски, даже от боли от случайно защемлённой коже.

На второй день всё повторилось в точности. Горничная только добавила требование убрать все волосы с лобка, члена и мошонки с помощью крема, мотивировав гигиеной. Андрею пришлось сделать и это.

А на третий заезжал дядя. Жаловаться? Да даже просто признаться в том, что вынужден носить такую штуку? Неет, Андрей этого не хотел и сам очень боялся, что горничная расскажет дяде и всё выплывет наружу. Но горничная не рассказала. Дядя посидел полтора часа в своём кабинете, перебирая бумаги, и отбыл.

За эти дни горничная стала больше привлекать Андрея, как женщина. Смотря на грудь, сглаженную униформой, вспоминал вставшие на тренировке соски под эластичным топиком. Провожая взглядом, идущую по коридору, видел мощные бёдра и ягодицы. Вынужденное воздержание било по мозгам и мешало учёбе.

Все изменения в поведении юноши чутко улавливались Ольгой, и на четвёртый день она решила, что пора воспользоваться хамамом, располагавшимся на цокольном этаже дома. О чём и сообщила в приказной форме подопечному. Тот пожал плечами. Хамам, так хамам.

И для него стало сюрпризом, когда в парилку вошла Ольга, на которой из одежды находилось только обёрнутое вокруг бёдер полотенце. Голые груди колыхались в такт шагам. Горничную, казалось, не заботило, что она не одна и юноша смотрит удивлённо и жадно.

Ольга расположилась напротив. Заложив ногу на ногу, слегка откинулась и прикрыла глаза, совершенно не стесняясь демонстрировать обнажённую тяжёлую грудь с крупными сосками. Впрочем, пока она устраивалась, Андрей успел увидеть не только грудь, но и гладко выбритый лобок. От эрекции стало совсем больно, и он перевёл взгляд, чтобы успокоиться. Голое женское тело манило и возбуждало, а дни воздержания усиливали эффект на порядок. В другой ситуации Андрей бы просто сбежал, чтобы сбросить напряжение в своей комнате, но клетка всё равно не дала бы это сделать.

Ольга сменила позу и легла на лавке на спину. Груди перелились, распластываясь силой тяжести, но сохраняя привлекательную форму. Потом перевернулась на живот, как бы специально показывая упругие ягодицы. В красноватом скудном освещении парилки, она просто дразнила юношу запретным плодом, который он не мог сорвать.

– Нагляделся?
– Я не смотрел, – смутился Андрей.
– Разумеется смотрел. Но это нормально. Это даже хорошо.
– Почему?
– Ты пришёл в нужное… расположение духа. И готов к процедурам.
Горничная выключила обогрев, перекрыла подачу пара и приоткрыла дверь в предбанник.
– Пусть немного остынет, – сказала она, и, нашарив под лавкой пакет с медицинскими перчатками, надела одну из них на руку.
– Зачем это?
– Затем, что тебе нужно избавиться от застоя. Мы договорились, что ты больше не занимаешься онанизмом, но семя от этого образовываться не перестаёт и его нужно периодически убирать.

– Это… секс?
– Нет! – Резко отклонила робкую надежду. – Сейчас всё увидишь. Так, сложи полотенце в несколько слоёв и положи на полку. Теперь встань на четвереньки на нём. На четвереньки, я сказала! – Прикрикнула она.

Когда он выполнил, Ольга присела на полку рядом, выдавила из тюбика смазку на пальцы в перчатке и прикоснулась ими к попе юноши. Он вздрогнул.

– Не дёргайся!
– Мне... мне неудобно.
– Просто расслабься. Через пять минут будешь свободен.
Горничная провела пальцами между напряжённых ягодиц и осторожно стала массировать то тут, то там, не уходя далеко от сжавшегося ануса.

– Ну расслабься, всё хорошо, ничего больного я не делаю, тебе понравится, – уговаривала она парня.
Андрей испытывал стыд, но сами ощущения были приятными, и постепенно он действительно расслабился и даже начал получать удовольствие, махнув рукой на стыд. Когда палец начал при поглаживании давить и немного "проваливаться", Андрей даже не заметил, спохватившись только когда тот провалился внутрь на фалангу. Сфинктер сжался.

– Ай, откусишь! – Засмеялась горничная, вынула палец, и, добавив смазки, снова погрузила его внутрь.
Постепенно Андрей привык и к этому, и Ольга, почувствовав перемену, начала аккуратно оглаживать бугорок простаты. От воздержания и возбуждения, та уже была наполнена под завязку и нащупать было не сложно.

– Сейчас ты должен чувствовать эти нажатия, как будто хочешь писать.
– Да…
– Это нормально.
Ольга осторожно добавила второй палец и перешла к более широким и сильным движениям, слегка двигая всей рукой, как будто сношая Андрея в попу.

– Как ты себя чувствуешь?
– Как… как будто я девочка, которую трахают! – Тяжело дыша, ответил Андрей. Ощущения были настолько сильными, неожиданными, острыми и приятными, что других сравнений у него просто не было. Из члена тянулась и капала на полотенце вязкая струнка. От ритмичных движений руки, эта струнка раскачивалась, и Андрей ощущал колебания членом, до сих пор закованным в клетку. Эрекции не было, но он чувствовал, что вот-вот кончит.

– Хорошо. А теперь напряги ноги.
– Так? – Андрей напряг икры.
– Нет. Лучше представь, что ты занимаешься онанизмом и вот-вот готов кончить. При этом у тебя напрягаются бёдра и… – Андрей уже представил и его пробрало. Простату охватили спазмы, и сперма мощными толчками начала выстреливать и брызгать на полотенце. Каждый толчок был божественно приятен, а давление пальцев в попе приятно невыносимо. Оргазм оказался гораздо ярче и дольше, чем любой из испытанных ранее. Это был чистый экстаз.

Через какое-то время Андрей осознал, что лежит на лавке, тяжело дышит и не может надышаться. Пальцев в нём уже не было. Низ живота охватывала приятная истома. В голове постепенно прояснялось.

– Вот ключ. Вернёшь, как помоешься.
Горничная оставила ключ и ушла. Андрей проводил глазами её обнажённую попу и сел на лавке. Было… хорошо. Вот прям хорошо. Свободно.

Снял клетку и не торопясь сполоснулся под душем. Горничной рядом не было и можно было бы… но после ТАКОГО совсем не хотелось. "Умная", подумал он, "Понимает, что не буду, пока не восстановлюсь".

Принимая ключи, горничная холодно сообщила:
– Я буду делать массаж регулярно, раз в четыре дня. Но не думай, что твой оргазм – обязательная часть программы. Чтобы не было застоя, достаточно простого "доения". И ещё не думай, что сможешь снова пялиться на меня. Сегодня я позволила увидеть больше разумного просто для пользы дела.

Глава 4
В первый день Андрей скорее боялся предстоящей процедуры, но уже на второй ожидал её с нетерпением. Раньше он занимался онанизмом каждый день, а то и по два-три раза в день. Личный рекорд бы шесть раз. Клетка положила конец этим занятиям, и кончить без помощи горничной стало невозможным. На третий день Андрей даже подумывал попробовать массировать простату самому, но так и не решился.

Когда на четвёртый день к нему постучала горничная, сердце Андрея ёкнуло. Захлестнула щемящая смесь из чувства предвкушения и стыда. И к ним добавилось недоумение от вида ремня, принесённого Ольгой.

– А зачем? – Указал на него глазами.
– Для наказания, разумеется.
Андрей оторопел.
– Но я же ничего не делал!
– Давай посмотрим, – горничная вытащила из кармашка блокнот и открыла.
– За прошедшие с последней порки восемь дней ты трижды сачковал лекции.
– Но вы же мне больше не напоминали о том, что я их должен слушать!
– И поэтому решил, что слушать не обязательно? За каждый пропуск тебе теперь причитается двадцать ударов. Дальше, пять дней назад бегал не к озеру, а к магазину и вернулся с чипсами и колой. Это совершенно не здоровая еда и ты сам это понимаешь, раз пронёс их тайно.

– Но откуда вы узнали?
– Упаковка. Я выкидываю весь мусор. Это ещё двадцать ударов. Плюс мелочи: делал меньше подходов, чем надо, на тренировке, играл поздно вечером, пререкался по пустякам. За это ещё двадцать, итого – сто.

Горничная захлопнула записную книжку и убрала в карман, спокойно и выжидательно смотря на Андрея.
– А если я не хочу?
– Не хочешь?
– Нет.
– Хорошо, – внезапно согласилась. – Значит, порки не будет. – Слегка кивнула и вышла.
– А… а массаж? – Спросил в закрытую дверь, затем встал и догнал в коридоре. – А как же массаж?
– Массаж за хорошее поведение. Либо веди себя хорошо, либо закрывай проступки. А теперь прошу извинить, мне нужно на кухню. Сегодня на ужин будет форель на пару с гарниром.

Андрей сломался на следующий день. Терпеть становилось просто невыносимо, возбуждение требовалось выплеснуть, не важно как.

Для проведения экзекуции горничная выбрала ту же раздевалку, в которой секла прыгалками в первый раз. Удобно, просторно, нет лишней мебели, а главное – навевает воспоминания. Психологический аспект ценился ей весьма высоко. Ольга заставила Андрея выволочь на середину раздевалки лавку с мягкой кожаной обивкой, спустить ниже колен штаны и трусы, и встать на лавке на четвереньки. Затем, не торопясь оглядела полураздетого юношу, пройдясь вокруг. Поджатые ягодицы не понравились, и она надавила рукой на поясницу Андрея.

– Вот так стой.
Затем расправила узкий кожаный ремень и нанесла первый удар. Бить сильно не входило в её планы. Порка должна была стать не столько ужасным наказанием, сколько лёгким разогревом. И для парня, и для неё. Ритмично нанося удары по краснеющей попе, она время от времени руками поправляла позу Андрея, неосознанно пытающегося отодвинуться от ремня. Когда про себя досчитала до ста, Андрей не выдержал:

– Всё, уже сто, я считал! Хватит!
– Всё – когда будет сто двадцать.
– А ещё двадцать за что?
– За вчерашний отказ.
Андрею пришлось заткнуться и вытерпеть дополнительные удары. Было не столько больно, сколько унизительно. Стоять на коленях с голой задницей и получать по ней удары ремнём за какие-то идиотские "проступки"?!

– Всё, – сказала горничная и Андрей начал вставать.
– Стой, куда? – Остановила. – Сейчас будет массаж.
Андрею стало ещё стыднее. В том числе от того, что при слове "массаж" член начал увеличиваться и натягивать пояс. И горничная могла заметить это и подумать что… что ему нравится.

Ольга пошуршала чем-то невидимым за спиной Андрея и надавила рукой между лопаток, прижав грудь и голову юноши к лавке.
– Руки перед собой сложи.
Андрей переместил руки за голову и обхватил руками локти.
– И попу выгни. Ну же, не стесняйся!
Андрей сделал и это, понимая, что анус теперь виден целиком и полностью. Как и мошонка. И член в розовой клетке, пусть и непрозрачной. Поза была на редкость постыдной и развратной. Но удобной для массажа, этого не отнять. Горничная смазала пальцы и приступила к процедуре. Снова мягкие поглаживания, лёгкое давление и проникновение. В этот раз расслабиться было проще. Андрей наслаждался нежными пальчиками и снова ощущал себя девочкой во время полового акта.

– Чувствуешь себя девочкой? – Уловила его настроение Ольга.
– Дааа…
– Почувствуй, почувствуй. Говорят, женский оргазм в десять раз сильнее мужского. – Горничная добавила второй палец.
– Согласен.
– Откуда тебе знать? Хотя, в прошлый раз у тебя получилось кончить, как девочка. Понравилось?
– М… Да.
– А так нравится? – Пальцы не только гладили простату, но и совершали возвратно-поступательные движения, стимулирую сфинктер.
– Дааа!
Горничная продолжала мягко трахать юношу пальцами в попу. Иногда вынимала их совсем, добавляла смазки и заталкивала пальцами внутрь. В моменты проникновения Андрей слегка всхлипывал от приятных ощущений. Время для него, кажется, остановилось, и весь мир сузился до ощущений в попе. А вот горничная за временем строго следила и спустя девять минут проинформировала:

– Осталась минута. Сейчас я начну выдавливать секрет простаты, и если у тебя не случится эякуляции, то этим и ограничимся.
Пальцы женщины начали давить сильнее, и Андрей почувствовал, как будто описывается по капле. Капельки проходили по члену и капали на лавку. Боясь, что не успеет кончить, он напрягся и представил, что сам занимается онанизмом, но эти фантазии моментально ушли и вместо них появился образ горничной, безжалостно трахающей его здоровенным членом. Наслаждение при этом обострилось до пика и Андрей кончил. Оргазм продолжался и продолжался, даже когда простата выплеснула всё содержимое, Андрея корчило и корёжило от наслаждения. Горничная не мешала. Вид выпоротого и фактически выебанного подопечного, сотрясающегося от оргазма на залитой спермой лавке, ей очень нравился. Женщина старалась запомнить его в деталях для последующего… осмысления. В котором очень помогут душ, пальчики и фаллоимитатор.

Когда Андрей окончательно затих, горничная сама открыла замоче, сознательно испачкав при этом руку в сперме.

– Вытри тут за собой и иди мыться, – дала наставления и быстро ушла к себе. И пока Андрей мылся, горничная впервые пробовала на вкус его сперму. А затем трахала себя фаллоимитатором в той же позе, в которой недавно пребывал юноша.

Глава 5
А вот в следующий раз кончить Андрею не повезло. После обязательной порки (всего сорок ударов за игры в ночное время) он десять минут наслаждался массажем, обильно капая секретом простаты на лавку. Но когда уже казалось, что оргазм вот-вот настигнет, горничная убрала пальцы и никакие просьбы и мольбы продолжить, эффекта не дали, и прекратились только после слов "Двадцать ударов" с демонстративной записью в записную книжку. И в этот раз горничная не покидала его, ни пока Андрей оттирал салфетками свои выделения с лавки, ни когда мылся. Попытка незаметно довести дело до конца провалилась. Горничная заметила и добавила в список будущих наказаний ещё сорок ударов.

– В этот раз ты вёл себя хорошо и наказывать почти не за что. Кроме тех шестидесяти, что ты заработал в прошлый раз.
– Почти?
– Двадцать ударов за приставку прошлой ночью. Думал, что не узнаю? Но в остальном ты был пай-мальчиком, поэтому у меня есть для тебя подарок.

Горничная вытряхнула из пакета на кровать тряпки, оказавшиеся женским бельём.
– Раз тебе нравится представлять себя девочкой, то это должно помочь испытать женский оргазм.
– Мне это надеть? – Не то что бы Андрею претила мысль о переодевании. Честно говоря, в последнее время он только и фантазировал на эту тему, но признаться… Признаться оказалось неудобно.

– Если не хочешь, можешь не надевать. Жду в раздевалке. – И вышла.

Андрей поворошил ком и разложил вещи. В комплекте оказались белые чулки с ажурным верхом, пропитанным изнутри чем-то резиново-липким. Силикон? Белые же трусики-стринги и что-то вроде полупрозрачной розовой ночнушки. Представив себя в этом наряде, Андрей испытал привычную боль в паху от вставшего члена. И решился.

Горничная с удовольствием смотрела на стыдливо топтавшегося у лавки юношу. Особенно ей нравился вид прикрытой почти прозрачными трусиками клетки.

– Повернись! – Скомандовала она. – Походи по комнате!
Андрей выполнил приказ, ничуть не сомневаясь в праве горничной командовать. Было стыдно, но и приятно.
– Хватит, вставай в позу кающегося грешника. Или, теперь правильнее, кающейся грешницы?
– Не смейтесь. Это ваша идея. – "Да! Это ты меня заставила! Это ты принесла бельё!"
– С чего бы? – Удивилась горничная. – Сам сказал, что чувствуешь себя девочкой и кончаешь от этого.
– А бельё?
– И бельё ты надел сам, я только предложила.
– А зачем тогда предложили?
– Забочусь о твоём здоровье. При эякуляции от массажа, простата и семенные пузырьки освобождаются лучше, чем от одного массажа. И если тебе нравятся извращения… в конце концов, это не моё дело.

И Андрей снова, в который раз, испытал стыд и возненавидел коварную женщину. Всё это – оказывается! – его инициатива и его извращения.

Встал на четвереньки и только потом вспомнил о трусиках.
– Снимать?
– Спусти до колен.
И дождавшись исполнения требуемого, нанесла первый удар.
– Ой! – Вскрикнул юноша. – Это не ремень!
– Это розги. Непослушных мальчиков… и девочек, секут ими. Нравится?
– Нет!
– Хорошо, буду бить слабее.
И Андрею пришлось терпеть восемьдесят ударов. Розги жалили острее ремня. От каждого удара оставался розовый след, а от особенно сильных – красный и набухавший через минуту по краям. Но таких горничная старалась не наносить, а так же не бить дважды по одному месту. Для этого она меняла углы и заходила то справа, то слева. Забота об отсутствии долгоиграющих следов была для неё превыше собственного удовольствия.

– Всё. Отдохни немного, – разрешила она. – Три розги об тебя сломала. Может их в солёной воде вымачивать, а не в обычной? Как считаешь?

– Не надо! Пожалуйста!
– Ну не надо, так не надо. Не кричи. И вообще, ляг на лавку, я тебе попу намажу, чтобы прошло быстрее.
Горничная взяла заживляющий крем и мягкими движениями стала втирать в ягодицы юноши. Сначала было болезненно и попу пощипывало, но потом отпустило, и Андрей расслабился от поглаживающих и мнущих движений. Растерев крем по повреждённым участкам, Ольга помассировала ягодицы, бёдра и перешла к внутренней части ягодиц.

– Подними попу. Встань в позу для массажа. – Приказала и продолжила поглаживания. Её рука опустилась до участка между мошонкой и анусом и начала нежно поглаживать там. Затем ещё ниже и ласки удостоилась сжатая кольцом от пояса верности мошонка.

– Раз ты девочка, то тебе положена небольшая… прелюдия. Правится?
– Очень, – выдохнул Андрей.
Горничная добавила смазки, и палец, наконец, проник внутрь. Расслабившееся тело легко пропустило и второй палец, а позже и третий. Женщина откровенно трахала Андрея в попу, а он слегка раскачивался, подмахивая всем телом. С члена капало. Ольга постепенно ускоряла темп, и уже на пятой минуте юноша затрясся от оргазма.

Глава 6
В другие разы Андрею не удавалось кончить, но зато он смог уговорить горничную делать в таких случаях массаж не через четыре, а через два дня, а потом и на следующий. И наслаждался двумя, а то и тремя массажами подряд. Как правило, "грехов" у него за день накопиться не успевало, и горничная отсчитывала всего двадцать ударов "для профилактики". А после доила. За это пришлось заплатить слизыванием капель, вытекших из члена на лавку. Если кончить за десять минут не удавалось, горничная просто хватала за волосы и тыкала в них до тех пор, пока Андрей не очищал лавку языком. Как ни странно, юношу этот ритуал даже возбуждал и помогал чувствовать себя девочкой.

А вот ходить по дому в женском белье Ольга строго запретила. Андрей мог носить его только во время наказаний и массажа. Ну и у себя в комнате, когда она не видит. Иногда горничная дарила Андрею что-то новое, и так постепенно формировался женский гардероб.

Ночью его преследовали эротические сны, иногда даже заканчивающиеся поллюциями. В них, как правило, Андрей оказывался в женском теле, и другие женщины с членами трахали его. Особенно часто снилась горничная. Однажды рассказал об этом, и она пообещала "кое-что добавить, раз тебе это нравится". Этим "кое-чем" оказался телесного цвета фаллоимитатор, крепящийся на специальных трусиках. Чтобы надеть его, горничной пришлось снять платье и остаться в одном белье. Впрочем, Андрей не мог этого видеть. Лишь почувствовал на своих бёдрах ОБЕ руки, а на уже разработанном пальцами анусе нечто твёрдое и толстое.

– Тебе понравится, – пообещала горничная, – будет, как во сне.
И несколькими покачивающимися движениями вошла в него.
Страпон был чуть толще, чем три пальца и значительно длиннее. Распирал сфинктер, тёрся о стенки прямой кишки и давил на простату. Небольшая рельефность стимулировала всё, что только можно и Андрей начал постанывать при каждом погружении. Он чувствовал себя девочкой, которую НА САМОМ ДЕЛЕ трахают, и испытывал от этого невыразимое наслаждение.

Когда Ольга почувствовала, что юноша кончает, то резко вошла в него на всю глубину, прижалась грудью к спине, и обняв руками, лишь едва-едва двигала тазом, пока всхлипывающий в экстазе юноша не расслабился окончательно. Тогда она аккуратно вышла из него и потребовала:

– Слижи всё!
– Но я же слизываю, только когда не кончил?
– В следующий раз будешь кончать только от пальцев. – Пригрозила женщина.
После оргазма слизывать сперму совсем не хотелось, и вряд ли в обычном состоянии он бы сделал это. Но нейлон чулок по прежнему обтягивал ноги, грудь стискивал лифчик-нулёвка, да и лёгкая боль в попе не давали уйти ощущению, что он – девушка. А слизывать и глотать сперму для девушек – нормально. Тем более, свою.

Глава 7
Игры со страпоном добавили разнообразия в так называемый "массаж". Горничной нравилось иметь юношу в разных позах. Иногда она приказывала опереться о стену и имела его стоя. Иногда трахала юношу в его же комнате, положив на кровати на спину, и закинув его ноги себе на плечи.

Однажды, спустя примерно два месяца после начала "процедур", Ольга сорвалась и не смогла совладать с мучившей её похотью. Предыдущий массаж закончился оргазмом мальчика, и за четыре прошедших дня Андрей как будто специально набрал наказаний на сто сорок ударов. Стегая розгами лежащего на кровати Андрея, Ольга возбудилась настолько, что закончив, приказала юноше перевернуться на спину, сняла трусики и, подобрав юбку, просто села на лицо, головой к его ногам, прижав текущую вульву ко рту. Мокрая горячая плоть почти не пахла и не имела вкуса, но что-то древнее и инстинктивное ударило ему по мозгам. Андрей попытался поднять руки, как бы защищаясь, но горничная схватила их и прижала к кровати.

– Лижи! – Отрывисто потребовала она.
Андрей попробовал выполнить приказ, но язык тыкался совсем не куда надо. Объяснять Ольга ничего не пожелала, хотелось кончить. Срочно кончить. И она стала просто яростно мастурбировать о лицо парня. Тёрлась о его нос, вдавливала попой и бёдрами голову в кровать и перекрывала собой воздух. Андрей начинал дёргаться от удушья, и конвульсии беззащитного мальчика будили в горничной неистовство. Почувствовав близость оргазма, она привстала, перевернулась головой к изголовью кровати и потеревшись ещё немного, приказала:

– Открой рот! Шире! Лижи!
И, прижавшись к открытому рту, наконец, кончила, залив рот и лицо Андрея жидкостью.

Немного посидела на нём и встала. Расправила юбку. Посмотрела на юношу. Тот лежал, не смея сменить позу, и глядел ошалелыми глазами. Оргазм прочистил голову, и Ольга начинала испытывать досаду на несдержанность.

– В позу! – Слегка хрипло скомандовала она. – Вернёмся к массажу.
Процедура вернулась в прежнее русло. Горничная массировала попу Андрея и трахала его страпоном до тех пор, пока тот не кончил.

– Извини, – дождавшись, когда тот придёт в себя, сказала она, – у меня давно не было мужчины, вот и не сдержалась.
Андрей промолчал, но, что называется, намотал на ус.
– В качестве извинений… в следующий раз будем в хамаме..
Ольга ушла, а Андрей до конца дня не мог избавиться от неуловимого женского запаха, которым пропиталось лицо.

К следующему разу у Андрея созрел дерзкий (как ему казалось) план. И когда пришло время, он попросил сначала высечь его, потом попариться вместе, а уже потом массаж. Горничная согласилась, и быстро отстегав его перед дверьми хамама, вошла первой. Андрей последовал и сел напротив, почти не скрываясь рассматривая голую женщину. Ольга сидела, откинувшись на спинку полки и широко разведя ноги. Набухшие соски поднимались и опускались в такт дыханию. Андрей встал, сделал шаг к Ольге, опустился перед ней на горячий деревянный пол и приник губами к её губам. Разумеется, нижним. В ответ на это, горничная только немного шире раздвинула ноги и задышала чуть тяжелей. Ободрённый, он начал лизать чуть солоноватые от пота губки, ласкать их губами и пытаться проникнуть языком внутрь. Ольга благосклонно принимала не очень умелые ласки, иногда требуя "выше!", "легче!", "сильнее!". Через несколько минут начала постанывать, и внезапно сжав бёдра, стиснула ими голову Андрея, дополнительно ещё и прижав к лону руками. Несколько секунд удушья – и горничная всем телом откидывает юношу от себя, добавляя затем ещё и пинок ногой. Лёжа на полу, Андрей испытывает радость от удачно выполненного плана и гордость от того, что сам – САМ! – довёл до оргазма женщину. И не просто женщину, а настоящую Железную Леди.

Тем временем Ольга отдышалась и встала с полки. Подойдя к лежащему юноше, лёгким пинком поправила положение тела и встала над ним так, что грудь Андрея оказалась между широко расставленных ног.

– Инициатива… Наказуема, – с непонятным выражением лица произнесла она, прикрыла глаза, расслабилась…
И на грудь и голову Андрея полился золотой дождь. Горничная открыла глаза и опустила взгляд. Зажмурившийся Андрей покорно принимал её струю на лицо, не делая попыток отползти или закрыться. "Неплохо", подумала она. "Сказать ему открыть рот? Нет, позже".

Когда поток иссяк, горничная дождалась открытия глаз. Дала Андрею полюбоваться на себя с необычного ракурса и присела прямо над лицом.

– Вытри меня!
Андрей покорно открыл рот и языком собрал все оставшиеся капельки. От солоновато-горького вкуса мочи, сразу начала обильно выделяться слюна. Глотать такое не хотелось, но выплюнуть пока что возможности не было. Поэтому всё оставалось во рту.

Горничная встала и потянулась за душем. И пока она не видела, Андрей, наконец, выплюнул скопившееся. Ольга включила воду и обмыла себя, пол и всё ещё лежащего парня.

– Поднимайся! Пора тебя доить.
И её слова не разошлись с делом, пальцы и страпон снова выжали Андрея досуха.

Глава 8
Горничная не всегда допускала Андрея к своей киске, но ему удавалось ощутить её губами не так уж и редко. Каждый раз после этого Ольга писала на него. Если могла, то сразу. Если дело происходило, например, в постели, то золотой дождь откладывался до помывки в душе. Горничная заходила в кабину вместе с Андреем, опускала его на пол и писала на распростёртое тело. Быстро приучила держать рот открытым и даже глотать. Часто она писала в рот юноши прямо во время куни, требуя продолжать лизать, как ни в чём не бывало. Чуть позже к этому добавились плевки. Сначала горничная плевала просто на лицо мальчика и размазывала слюну рукой перед тем, как сесть на него, но позже перешла к плевкам в рот и приказам немедленно проглотить. Горничная приучала парня пить все её соки. А при куни не ограничиваться киской, но лизать и попу. Она просто садилась сверху, прижималась попой ко рту, и если казалось, что язык Андрея недостаточно сильно давит на анус, стискивала рукой яички, впиваясь в них ногтями. От острой боли мальчик забывал о стыде и лизал с таким усердием, что язык почти проваливался внутрь. Горничная разжимала хватку и водила кончиками ногтей по стянутой кольцом мошонке.

И, против ожиданий, не становилась от всего этого менее строгой. Всё так же несгибаемо твёрдо горничная следила за распорядком дня, учёбой и тренировками. Регулярные порочные развлечения как будто не влияли на характер. Андрей так и не смог смягчить его, даже став покорной игрушкой в постели. Это огорчало. Зато сама постель… Андрей не знал, променял бы он сложившиеся отношения на полную свободу и отсутствие всего ЭТОГО.



Эпилог
Владимир Петрович сидел в своём кабинете и перебирал бумаги. За закрытыми на ключ дверьми. Бумаги были выведены на экран компьютера и почему-то не отличались от программы мониторинга камер скрытого наблюдения за домом, о которых знал только он сам. За прошедшее с последнего посещения время, появилось приличное количество нового материла. Даже слишком. Владимир Петрович сохранял в отдельные файлы только самый значимый компромат. По завещанию погибшего брата, отца Андрея, тот оставил сыну значительные пакеты акций и прочие активы. Сейчас ими управлял сам Владимир Петрович. Он мог бы легко слить их со своими собственными, оставив мальчика с одними добрыми пожеланиями, но зачем? Тут из штанов выпрыгиваешь, пытаясь диверсифицировать собственность. Лишние строки в декларации – это налоги, ещё раз налоги и налоги на налоги. Переписать на родственников – первейшее и простейшее решение. Плохо только, что родственники иногда взбрыкивают и начинают вести дела сами. Как будто деньги принадлежат лично им. А это не так, они принадлежат Семье. Которую Владимир Петрович и возглавляет. Сейчас это не актуально, но через несколько лет… кто знает, не потребуется ли поводок, если Андрей захочет независимости?

Особенно удачно, что поводок нашёлся буквально сам собой. Владимир Петрович просто проверял почтовые адреса, с которых пришли отклики на объявление о поиске горничной. И один из них вывел на старую анкету "госпожи" на сайте знакомств. Дальше осталось только нанять её.

Мужчина посмотрел на монитор. Женщина в униформе горничной, из-под юбки которой торчал страпон, трахала облокотившуюся о стену девушку с короткой стрижкой, одетую в соблазнительную ажурную комбинацию. Затем девушка задёргалась, сползла на пол и слегка повернулась. Между ног "девушки" стал виден сковавшая член и мошонку клетка. А главное – камера показывала лицо. Лицо Андрея.

Владимир Петрович был доволен.

2020-10-27 в 01:19


Jadis, 44 года

Москва, Россия

Учитесь сокращать текст. У вас воды ненужной 60%.
Впрочем, и в остальном есть над чем работать. "Записал свои фантазьки" и "рассказ" - это не одно и то же.

2020-10-27 в 06:15


Picchio Serpentino, 45 лет

Москва, Россия

Недавно я написал рассказ для конкурса порно рассказов. Но не уложился в лимит, превысив его раза в два (получилось 88к символов)

В смысле, два с лишним авторских листа? Интересно, Вы вообще понимаете разницу между понятиями "рассказ" и "повесть"?

P.S. Мой лучший рассказ - порядка 8к символов, включая пробелы и прочие копирайты. Самый длинный, который выкладывался по частям и перегружен/сложен для восприятия одним куском - 38к. А 88к... да застрелиться читать такое порно :)))

2020-10-27 в 10:24


Лотосовые Ножки, 41 год

Москва, Россия

А мне понравилось. Несмотря на некоторые недочеты, написано вполне читабельно и фапабельно.

2020-10-27 в 11:33


Творение Олимпа Мисс ВИКТОРИЯ, 34 года

Москва, Россия

Вполне себе дрочибельная фантазия на тему. Если сгладить все шероховатости и недочёты, типа пальчиков в немытую джопку, или секса в сауне... То... Вполне себе сойдёт для коротания вечеров близ Диканьки)

2020-10-27 в 12:39


Freya, 50 лет

Химки, Россия

Рилли много буков. Кстати тоже задумалась о чистоте мест которые вот так вот сразу смазкой мазали.
Касательно компромата, такое себе... Не многих нынче удивить таким.

2020-10-27 в 21:01


Улыбка Тишины (BESTia), 37 лет

Санкт-Петербург, Россия

нормально букв там, воды нет, банальных тошнотворно-навязчивых эпитетов и типичных для жанра словечек тоже нет. вполне себе легко читается без отвращения, хотя не любитель порно-прозы.

2020-10-27 в 22:01


Freya, 50 лет

Химки, Россия

Улыбка Тишины (BESTia) воды нет, букв много.
Читала в несколько заходов.
Скоротать время самое то.

2020-10-27 в 22:04


Ответить




BDSMPEOPLE.CLUB - BDSM/БДСМ знакомства

Мобильная версия сайта | О сайте | Служба поддержки | Report Abuse

Соглашение о предоставлении услуг | Рекомендации по обеспечению безопасности | Веб-мастеру | Bug Bounty | Реклама на сайте

Информация о платных услугах и порядке оплаты

Здесь находится аттестат нашего WM идентификатора 000000000000 www.megastock.ru DASH accepted here