Начало

Афиша

Чат

Дневники

Форум

Сейчас на сайте: 885, в чате: 0, новых: 102

БДСМ форум

Начало » БДСМ творчество » Отбросив шелуху приличий... /ФемДом, трамплинг, кровища и всякий трэш/

Отбросив шелуху приличий... /ФемДом, трамплинг, кровища и всякий трэш/


Лотосовые Ножки, 41 год

Москва, Россия

Отбросив шелуху приличий,
я истину открою, не стыдясь:
у Дьявола есть множество обличий,
но Женщина особо удалась.(c)

- Посмотри, какие туфли! Кто такое придумал? Странная форма. Мало того, что платформа вогнута под пяткой, так там еще и огромные металлические шипы! Адская обувка, да? - девушка улыбнулась.

Мужчина взял необычную туфельку в руки и задумчиво ответил:
- Несмотря на шипы, у этих туфель очень изящная форма. Маленькая ножка в них будет просто убийственно хороша. Такое вот сочетание ужаса и красоты сводит некоторых мужчин с ума. Кроме того в них красиво оформлена платформа - орудие казни, расщепления плоти и дробления костей, под которым будет хрустеть лицо.

- Ты так говоришь это... Словно хочешь, мечтаешь быть... - она запнулась.
Он засмеялся и закончил ее фразу:
- Казненным? Это ведь всего лишь игра. Сама мысль о том, что твоя девушка приехала, пришла в эту комнату, чтобы казнить тебя, затоптать, растоптать внушает трепет и заставляет сладко волноваться. - он подмигнул.

- Давай купим эти копытца. Хочу поскорей опробовать, каковы они в деле. - произнесла девушка, глядя мужчине в глаза. - Я так взволнована. - она прикусила губу. - Хочу устроить адский трэш.

В полумраке комнаты, среди мягкой мебели, разбросанных покрывал и подушек, девичьи ножки втаптывали мужчину в ворс ковра. Почти полная вседозволенность в действиях и выражениях, вербальные унижения и жестокость. Кайф от страданий мужчины, когда он приходил в сознание, от того, что она жестоко возвращала его из обморока, или наоборот издевательски ласково, и все повторялось снова, снова и снова... Она понимала, что он уже весь истоптан, у него болят все кости, он весь сплошная боль, но продолжала топать в него:

- Раб! Скотина! Мразь! Урод! Ненавижу! Растопчу!
Мужчина стонал и плакал, а девушка сердитесь и топала все сильней:
- Не сметь подыхать, слабак, тряпка, ничтожество! Хотел? Смотри, смотри, как я топчу тебя! - и после очередной "смерти" безжалостное хладнокровное продолжение. Игра в неизбежную казнь...

Он знал, что на самом деле это проявление любви. Она так любит его - "урода, мразь и дрянь", что хочет, растоптав сделать невыносимо больно, чтобы он почувствовал силу ее эмоций.

И самое главное, она могла и не боялась именно так выражать свои чувства. Как-то так получалось, что и нежность, и ненависть выражались ею через затаптывание.

Мужчина воспринимал это так же. Ему хотелось, чтобы она его растаптывала и шипела в лицо оскорбления. Втирала в него каждое слово, вбивала, вколачивала. Ему нравилось это преодоление и признание. Нравилось слышать все эти: "Хотел? На, получай! Раб, вещь... Смотри и целуй! Хотел, чтобы я наступила на тебя? Так я тебя растопчу!"

Он любил смотреть, пока мог, как она вбивала в него подошвы и приговаривала. А когда уже не мог смотреть, чувствовал ее удары, вздрагивал от них, получал пинки в лицо - чтобы не смел отключаться, и лизал эти злые маленькие подошвы. Мужчина корчился от боли, восторга, обожания, возбуждения и очень боялся, что это сладкое мучение закончится сейчас, сон развеется... И внезапное понимание, что она действительно топчет его своими ножками и будет делать это бесконечно долго, что вся происходящая сказка - реальность, а не плод воображения, что его действительно с удовольствием топчет красивая женщина, взрывало салют в мозгу, и он начинал лизать ее подошвы с безумством и яростной благодарностью...


В какой-то момент мужчина отключился, а когда пришел в себя оказалось, что он стоит посреди луга, залитого солнечным светом летнего дня. Под знойным солнцем, луговые цветы источали медовый аромат, пчелы с жужжанием собирали нектар, а в воздухе стояло марево. Он смотрел на бесконечную зелень лугов, синее небо с белыми барашками облаков, золотое солнце, слушал веселое щебетание птиц и не мог поверить, что это не сон.

- Что встал, проходи! - раздалось у него за спиной.
Мужчина вздрогнул и оглянулся. Какой-то хмурый дядька, возникший неизвестно откуда, чуть ли не подталкивал его вперед.
- Торопитесь куда-то? Зачем грубить? Место какое замечательное! А воздух какой! Эх, красота! Где мы, не подскажете?
Хмурый дядька посмотрел на него сочувствующе и промолчал.
И тут мужчина наконец-то заметил, что они не одни. Впереди него, друг за другом, понурив головы, стояли люди. Вереница, одетых в выбеленные холщовые рубахи и штаны мужчин была такая длинная, что тянулась до самого горизонта, а может и дальше.

- Извините, где это мы? И... куда? - поинтересовался он у впередистоящего.
- Скоро сам узнаешь - ухмыльнулся тот, даже не обернувшись.

Очередь постепенно продвигалась вперед. Мужчина брел вслед за всеми, любуясь природой, но в какой-то момент подумал: "А что я плетусь за ними, как телок?" Он сделал шаг, и отойдя в сторону, присел под, весьма кстати оказавшимся неподалеку деревом.

- О! В гости зашёл? - раздался веселый девичий голос. Как он не заметил, что с другой стороны этого же дерева стоит, прислонившись к стволу девушка? Мужчина хотел уйти, извинившись, начал было вставать, но красотка ласково удержала... Он лежал головой к стволу, под затылком оказалась мягкая подушка из травы, что плотным ковром росла повсюду. Девушка встала на его грудь и начала медленно перетаптываться, придерживаясь за прочные ветви и ствол. Она делала все именно так, как мужчина всегда мечтал: неспеша, со сдержанной грацией, переступала, покручивалась и поднималась на носочки. Холщовая рубаха поскрипывала под кожаными подошвами ее босоножек. Она ни разу не соскользнула, каждый её шаг был уверенным и спокойным, и глядела внимательно и с интересом. Он улыбнулся и блаженного прикрыл глаза, но сразу же получил ощутимый, хоть и безболезненный пинок в щеку:

- Не закрывай глаза.
Мужчине это не понравилось, но совсем немного, едва-едва, ведь он действительно любил смотреть, тем более посмотреть было на что. Да он и не собирался тут заснуть, так, на мгновение прикрыл веки. А его персональный Ангел, именно так он окрестил про себя белокурую нимфу в тунике, едва заметно увеличила интенсивность движений. Она дышала жарче, чаще, сама закрывала глаза и втирала его все сильнее. В какой-то момент, она взглянула хмельными глазами, остановилась и протянула над его лицом подошву. Мужчина решил поиграть и не сделал ни единого движения, лишь улыбнулся нагловато, хотя прекрасно понимал, чего она хочет. Ее взгляд мгновенно стал холодным и злым, а девушка уверенно наступила на его рот и стала покручиваться на губах. Вторую ногу она приподняла, изящно подогнув, и надавила на его рот всем весом. Плотная травяная подушка, не позволяла мужчине повернуть голову, и он не мог увернуться от этого неожиданного наказания. Из его глаз брызнули слезы, а из раздавленных губ послышался скулеж. Ангел продолжала вкручивать подошвы в его губы и приговаривала вполголоса:

- Я приказала лизать, ты должен лизать. Ты понял? Я не слышу, ты понял? Что? Громче!
Эти издевательские приказы привели мужчину в исступленное возбуждение, ему было очень больно, но как же все это было сладостно и красиво! Сквозь слёзы он мог уловить сияние её грации. Мужчина попытался ответить смятыми губами, но не смог. Один раз, второй, третий... Наконец, его бессвязное мычание было принято ею:

- Вот и молодец. - Ангел снова, встала на его грудь, занеся ногу над лицом.
Он впился поцелуем в подошву, пачкая ее кровью.
- Ах, как сладко ты целуешь - услышал он её вздох.
"Да! Да! Да... Именно так. Именно этого я и хотел. Они все, все знают. Они ангелы! А вот интересно..."
- Я женщина, если ты об этом. - прервала она его мысли.
" Чёрт... Ой! Простите, простите... - мужчина стушевался и подумал, - это Мой Рай"
Ангел засмеялась.
Прекрасная красотка топтала мужчину долго и нежно, сладко и долгожданно. Осторожно и грациозно она переступала на его груди совсем близко к лицу, так, что он слышал запах горячей новой кожи её босоножек, а чтобы увидеть пальчики ему пришлось сильно прижимать подбородок. На эти разглядывания он потратил почти весь остаток сил. А она все переступала, покачивая бедрами, на одном месте. От этого было уже нестерпимо больно и тяжело, лёгкие могли выдавать лишь громкие короткие стоны, но Ангел не останавливалась, хотя и продвигалась на миллиметры. Наконец, она дошла до горла и уперлась в задранный подбородок. Сейчас она давила больше на каблуки, это добавило боли, но позволило дышать. Как же восхитительно она двигалась! Он видел это, глядя вверх, из последних сил размыкая веки.

Когда все это стало совершенно невыносимо, мужчина подумал что на сегодня ему достаточно, и хотел было сказать Ангелу об этом, но она как раз наступила на его рот, не позволив говорить. Он решил, сможет еще немного потерпеть, девушка была невыразимо хороша: с раскрасневшимися щеками и шалым взглядом, упоенно топающая маленькими ножками.

Когда она сошла с его лица, мужчина просто не посмел сказать ей "хватит", потому что Ангел смотрела на него с такой нежностью, что ему стало жаль останавливать ее. А потом она топтала его запрокинув голову и просто наслаждалась, не обращая внимания на его мучения и стоны. Во время очередного возвращения в болезненное сознание, и невозможность терпеть, он таки собрался попросить и даже потребовать прекратить, но она опять наступила на губы и начала их давить, возбужденно глядя в его глаза.

Ангел топтала и топтала его, до обмороков все более продолжительных, до страшной, невыносимой боли. Он уже извивался и хрипел, пытался хватать её за ноги, а она продолжала, находясь в полной эйфории, в той самой, которой он так хотел от партнерши. Она, не глядя наступала на его руки, калечила каблуками пальцы и топтала, топтала щеки, губы, горло. Ангел давила его лицо, не меняя интенсивности и ритма движений. А потом наступала на шею. Так и шагала по лицу и горлу, не замечая того, что он уже давно мечтает прервать происходящее.

В своей эйфории она сломала ему кадык. Мужчина заплакал, он не мог дышать, и не мог защититься, а Ангел не видела, не слышала, не понимала.

Наконец, мужчина осознал, что она его убивает, и внутренне запротестовал, но не смог ничего поделать, кроме как понять, что его убили. Ведь Ангел исполняла, как ни крути, его тайные желания: эйфория, спейс, кайф, грация, нежелание останавливаться, нежелание щадить... Просто она увлеклась. Случайно.

Снова трава, солнце, облачка кое-где... Все красиво, хоть и немного приторно. Снова очередь из хмурых мужчин, до самого горизонта. Снова та же красотка, немного иначе одетая и в других туфельках поманила мужчину и увела. А очередь двинулась дальше.

Ангел усадила его на траву и погладила по волосам.
- Ты такая хорошая, - сказал он, - но не могла бы ты быть повнимательнее в следующий раз.
Она ответила:
- Конечно буду, но мне это всё так нравится, а ты такой замечательный и такой красивый, когда умираешь, что я увлеклась.
Ангел надавила ему на плечо рукой, предлагая лечь, он не спешил ложиться, последствия предыдущей игры ещё очень чувствовалось в ребрах и на лице: губы саднили, хотя внешне он был цел и невредим, но она так ласково и в то же время властно запустила пальцы в его волосы, что он решил пойти ей навстречу. В конце концов, он мужчина, а она прекрасная женщина, он силён, а она обворожительна, так что ничего, он потерпит.

Ангел, и вправду, начала ласково и как бы извиняясь. Он чувствовал боль, но вместе с ней и странное, неизведанное ранее удовольствие. Постепенно она становилась все бесцеремонней, давила, втирала и топала сильней и сильней. И удовольствие ушло, осталось лишь страдание. Ангел уже не улыбалась, а лишь ухмылялась иногда. Глаза её горели от удовольствия, она была безумно прекрасна, и лишь эта красота какое-то время мешала мужчине заорать в голос. Сейчас, как выяснилось, Ангел его прекрасно слышала. Она распалилась, снова нарушая границы разумного, и он не выдержал, начал просить, затем требовать прекратить, потом орать и ругаться. Она лишь усиливала напор и проваливалась в собственный кайф, тем больше и дольше, чем истошней он орал. В какой-то момент он закричал:

- В конце концов, я есть хочу!
Ангел приостановилась, на мгновение задумалась и произнесла:
- Пожалуй, ты прав, время обеда.
И тут началось такое, о чем он даже не думал никогда.
Неизвестно откуда в ее руке оказался плод смоковницы. "С дерева, что ли сорвала? Когда успела? Не знал, что тут смоквы растут." - подумал мужчина. А девушка, присев, уже вложила сочный спелый плод в его рот, позволив облизать ее сладкие пальцы. Потом она, видимо решила, что каждый раз приседать не удобно, стала нанизывать плоды на каблуки и кормить мужчину с ног. Он едва успевал глотать. А на её шпильках появлялись все новые и новые плоды и не всегда приятного вкуса. Ангел все пихала и пихала их в него и утрамбовывала или давила каблуками прямо во рту. Он задыхался и кашлял, а она топтала его лицо, вбивая шпильками мякоть ему в глотку... Когда он попытался отказаться и не открыть рот, она пнула его каблуком и рассекла губу, наступив шпилькой на язык, Ангел заставила его держать рот раскрытым. Она стояла на его голове, на глазах подошвами, а каблуками делала кисель. Откуда и как у него во рту появлялись новые плоды он не понимал, а может ему только казалось, что они появляются. А она топтала и приговаривала:

- Жри, ты просил. Жри давай, глотай. Я что, даже глотать за тебя должна? Тебе даже жевать не надо.
Анегел топталась на смятом изорванном языке. И по мере того, как он давился и задыхался все сильнее, она все громче стонала от удовольствия и распалялась...

Мужчина чувствовал, как она давит и дырявит набойками его язык, которым он пытался загородить глотку от шпилек. Сначала он пытался и иногда успевал глотать мякоть, ощущая, что сок льется изо рта, а горло рвётся от втоптанного в него инжира. А она все набивала и набивала, и с придыханием втаптывала, протыкала плоды шпильками на распухшем языке и разбивала их в липкую кашу, утрамбовывая ее в глотку. Он умер совершенно уверенный, что Ангел через рот проткнула его шею до земли...

Очередь... Трава, солнышко и тучи. Тело болит, горло изодрано. Пение птиц сменилось странными тревожными звуками, неуловимо висящими в воздухе. Ангел встретила его снова. Мужчина хотел заорать на неё, что она сошла с ума, что об этом он точно не просил! Но растерзанное горло выдало лишь болезненное шипение.

- Не переживай, голос восстановится постепенно. Если бы вы не восстанавливались, это было бы совсем не интересно. К тому же, мне очень нравится, как ты кричишь, пока я топчу тебя. Я обожаю это! - говоря, она снова уложила его на землю. Мужчина глядел на неё с ужасом. "Какой же это Рай?" - только и подумалось ему.

- А кто тебе сказал, что это Рай? - Девушка захохотала и пнула его в грудь ногой, окончательно опрокидывая навзничь и наступая на его тело обеими ногами.- Вот тебе! Получай! Получай... - она вбивала в него эти слова, а он вздрагивал от боли.

Мир изменился, вокруг колыхался плотный серый туман, разглядеть что-либо не получалось. Мужчине захотелось немедленно уйти, убежать, сейчас же скрыться, но он понял, что не может даже пошевелиться.

Изменилась и его мучительница. Она была все так же прекрасна и обворожительна, но надменна, насмешлива и жестока. Наслаждаясь своей бессердечностью и бесцеремонностью, она упивалась его мучениями.

- Нравится? Нравится, как я топчу тебя? - спрашивала она злым шепотом. - Смотри, смотри... Мне плевать! Главное, что мне нравится. Мне нравится тебя убивать! Смотри, ты хотел, смотри как я тебя затопчу!

Она терзала и мучила его, превращая тело в кисель.
В очередном проблеске сознания он увидел, что лежит уже не на лугу, а внутри какого-то помещения с камином, креслами и колоннами, с каменными стенами и высоким потолком. Правда пол, хоть и каменный, холодным не был. Когда она опять стала топтать его голову он понял, что лежит на площадке, засыпанной белым песком, в который моментально впитывается его кровь. Для головы было сделано углубление, лишающее возможности отвернуться.

- Слабак! Сегодня я прикончила тебя уже дважды, а прошло всего лишь полдня. Постарайся дотянуть до вечера, не порть мне удовольствие. Сдохнешь вовремя, будем отдыхать. - она хихикнула, - один из нас точно.

Каким-то странным образом она делала так, что даже потеря сознания не приносила ему облегчения, мужчина продолжал ощущать давление её подошв. Возвращение из забытья было столь мучительно, что его тело выгибалось в страшных судорогах, которые она с весельем и хохотом подавляла...

Сейчас его Ангел совсем не была похожа на ангела. Теперь она была демонически привлекательна, если можно так выразиться. Затянутая в черный кожаный комбинезон она была похожа на гонщицу, только байка не хватало или чоппера. На ее маленьких ступнях красовались изящные сапожки, похожие на копытца. Без каблука, но на внушительной высоты платформе.

- Смирно лежи! Не дергайся! А не то шкуру спущу!- прикрикнула прекрасная мучительница и щелкнула кнутом.
"У нее кнут... Она не Ангел, а... Бесовка. Это ад... Или еще чистилище?" - зацепился за краешек ускользающей мысли мужчина.
- Тупой идиот! - бесовка взмахнула кнутом, заливаясь дьявольским смехом, от которого мурашки побежали по спине. Удар пришелся по его груди, обжигающе горячий, заставляющий выгнуться и зашипеть. - Лежать! - и снова удар кнутом. - Продолжим - ухмыльнулась она и тут же шагнула на его грудь, ловко балансируя.

- Ох, ты ж с... - невольно воскликнул он.
Ответом ему был все тот же, пробирающий до мурашек смех.
И она снова принялась растаптывать его. "Мечтал - получай" - успел подумать мужчина, прежде чем отключится.
А бесовка, с хохотом и визгом плясала на его теле, затаптывала, добивала, растирала в ошметки и притопывала с хлюпаньем в кровавом месиве. Она знала, что он все чувствует, хоть и не подает уже признаков жизни. Мужчина и сам не мог понять, почему каким-то странным образом его труп продолжает чувствовать боль.

Когда страдания достигли пика, а кровавая лужа, оставшаяся от тела почти впиталась в песок, день и пытки наконец-то закончились.

Мужчина вдохнул, истерзанная грудь наполнилась воздухом и он очнулся.
Очнулся снова бредущим в веренице понурых людей. Кто-то из очередников всхлипнул, кто-то нервно засмеялся.
- Это когда-нибудь закончится? - хотел спросить он у молчаливого соседа.
Но горизонт вдруг стремительно приблизился, и весьма уродливый старик, утащил несчастного в туман, гнусаво хихикая и приговаривая:

- Грязный лгун! Соскучился по сковородочкам? Наказание для лжецов - тысячу лет вылизывать раскаленные сковородки. Тебе осталось всего девятьсот девяносто девять лет, десять месяцев, восемь дней и семь часов.

- Нет! Нет! Не-е-е-е-ет!
Крик был настолько истошный, что заложило уши. В голове возникла малодушная мысль -"Хорошо, что моя пытка - вылизывать ноги, а не раскаленные сковороды".

Теперь настал его черед.
А вот и прекрасная Бесовка, у него на глазах терзает и добивает кого-то предыдущего.
Мужчина смотрел с ужасом, как она топтала и хохотала, смеялась над болью и корчами страдальца. Несчастный стонал и извивался, а она запрокидывала голову, закрывала глаза кайфовала и вкручивала, вкручивала...

Глядя на пытаемого, он желал тому мучиться подольше, чтобы отсрочить собственную гибель, хоть немного прийти в себя и отдохнуть.
Очередь продвигалась и мужчине на миг показалось, что сегодня ему удастся миновать эту ужасную красавицу и попасть к кому-то другому, на какую-то иную пытку. Он вспомнил все случившиеся с ним смерти. Как всё начиналось всегда сладостью, несмотря на страх и скопившуюся боль, а заканчивалось вечным кошмаром.

Бесовка, открыла глаза, пронзила его яростным взглядом и двумя ударами разбила голову своей жертве. Несколько втирающих движений и изорванное мясо, расплывшись, мгновенно впиталось в песок. Исчезли и все следы крови с туфель и ног мучительницы.

- Ну что, милый, мечтал обо мне? Вечность под ногами Бесовки. Получай! - выкрикнула она смеясь и толкнула мужчину на песчаный пол пыточной...

Степень и накал мучений усилились. Дни тянулись за днями, а ночи стали такой же пыткой, лишь с несколькими мгновениями сна.
Иногда он проводил у нее под ногами круглые сутки. Бесовка спала, уперевшись ступнями в его лицо, заставляя неудобно задирать подбородок. Или требовала ласк, и он лизал, и лизал, до опухших губ и языка, посасывал без остановки чулки и голые ноги, пока она сладко посапывала. А если останавливался, то она пинала его ногами в лицо.

Только под утро, если оно бывает в аду, он забывался коротким сном, который всегда прерывался тем, что он на ее эшафоте и она его топчет. И все начиналось сначала.

В какие-то дни она позволяла ему умереть и потом немного отдышаться, стоя в очереди, а в какие-то мучила непрерывно, изощрённо терзала, удерживая на самой грани. День не определялся четким временем, по её желанию он мог тянуться сутками, неделями, с его точки зрения, во время которых она постепенно разрывала его кожу и по кусочкам выламывала ребра, дробила кости лица, рвала веки, не разрешая закрывать глаза. И издевалась, унижала, глумилась...

В очередной раз, распавшись на кровавые ошметки под ногами дьяволицы, мужчина мечтал теперь только об одном - исчезнуть, но обнаруживал себя снова в очереди, на подходе.

Бесовка, заметив его в этом строю, глядела в глаза, и как обычно, с особым цинизмом втаптывала своего теперешнего грешника. Она мучила того бесконечно, не позволяя провалиться в забытье или умереть. И поглядывала хитро и кровожадно, то на жертву под своими ногами, то на него, смиренно ожидающего экзекуцию.

Наблюдая за тем, как она топчет кого-то другого, не его, мужчина боялся, испытывал животный страх и ужас, желал оттянуть и даже избежать расправы, но при этом мучительно ревновал. Ревновал! Это была ещё одна грань пыток. Бесовка причиняла ему боль и этим!

Через некоторое время, он понял, что тот, кого она терзает на его глазах - всего лишь тряпка, нечто, что она использует для возбуждения его ревности. Понял, но не мог с этим справится и от этого ему стало ещё тягостнее. Он слышал истошные, звериные вопли, видел изорванную, слабо вздрагивающую плоть, осознавал, что именно эта агония доставляет такое удовольствие страшной красавице и ревновал. Мужчина страшился и противился ужасу, происходящему перед его глазами, но при этом ревновал из-за того наслаждения, которое испытывает она не с ним. Не он причина этой блаженной проволоки её глаз, её румянца и наслаждения. Своеобразные муки эмоциональной жадности терзали несчастного. "Какое наказание положено за жадность? Перетаскивание тяжестей..." - не успел толком подумать он, как Бесовка с такой яростью сверкнула глазами, что под этим тяжелым взглядом колени его подкосились, и он упал прямо ей под ноги...

Позже ночью, забывшись нервным сном, он думал: "А где же все остальные, которых она растоптала до меня? Или это мой персональный ад? Или все грешники видят такие сны, а на самом деле это всего лишь очередная гибель?"

Снова и снова попадая в конец очереди, мужчина научился радоваться, что вереница людей длинная. Он брел за всеми и во время этого короткого отдыха, его раны затягивались, тело становилось целым, а вот багаж мучений накапливался. Как назло, длинная очередь двигалась быстрее, так что тело не успевало забыть страданий. Пытки каждый день. Вечность. Иногда это все происходило помногу раз в день, а иногда всего раз или два, но бесконечно. Впрочем, всегда бесконечно.

У мужчины не осталось удовольствий кроме невольного, мазохистского восхищения Бесовкой. Какое-то время, у него была даже не надежда, а слабая тень надежды на то, что он привыкнет к своим страданиям, что они перестанут быть такими ужасными, что она начнёт его щадить за восхищение ею, хоть иногда, но потом он понял, что этот его восторг - тоже часть пытки, он должен, обязан восхищаться той, которая пробивает каблуками его вены и испытывает оргазм, наблюдая, как кровь заливает её туфли слабеющими толчками. Дух покидал плоть, но отделённое сознание чувствовало, как она глумится над телом, скачет по нему, пробивает дырки, прыгает на голове, стараясь расколоть и бьёт, бьёт в пустое лицо. Будучи лишенным тела, он все чувствовал, но не мог даже орать, поскольку нечем...

Мужчина боялся этих бесконечных смертей, ибо они всегда были невыносимо мучительны, он и умирал-то каждый раз именно от страданий, а не от конкретной причины, потому что после смерти, снова и снова начиналось страшное испытание под безупречно прекрасными ногами обворожительной Бесовки. Несмотря ни на что он всегда ей восхищался, и это восхищение было его единственной отдушиной в сплошном кошмаре под жестокими подошвами.

Он ведь всегда хотел, чтобы партнерша получала удовольствие от процесса. Вот теперь у него появилась возможность бесконечно смотреть на Ее удовольствие. И на себя, превращаемого в ничто.

Мужчина не мог не смотреть, как Бесовка рвет его тело в лохмотья каблуками, даже лишившись глаз, превратившись в кровавое месиво, он все равно, мог видеть, как она развлекается пытками: давит, раскручивает отдельные мышцы подошвами, вытягивает жилы... Он цепенел от ужаса, страшной боли, но не мог не любоваться. Такие убийства, когда сознание оставалось ещё живо, были для него возможностью увидеть пытку, как бы, со стороны. Это происходило всегда только по воле Бесовки, все происходило по её воле. Подобная возможность видеть, вызывала в нем страшный восторг, замешанный на нестерпимой, молчаливой боли. Это тоже являлось частью наказания - любоваться своим растерзанным телом и её звериным удовольствием. Получалось, что наблюдая со стороны, он сам являлся автором собственных пыток. Умирал он только, когда сознание окончательно взрывалось от невыносимости страданий.

Наконец, после долгих, долгих дней пыток, когда Бесовка изгалялась над ним, как хотела, унижала и глумилась, а он понимал, что впереди ещё бесконечность, и потому давно потерял счет времени, настал такой момент, когда стадии ужаса, протеста, покорности, обреченности прошли, и пришло полное и безнадёжное понимание, что теперь всегда, всегда, вечно он будет существовать только и исключительно под ногами дьяволицы, что никогда она не даст ему просвета и передышки, будет манить, провоцировать, он будет покупаться на это раз за разом, а она будет лишь хохотать и убивать.

Теперь его всегда, ВЕЧНО будет топтать ногами жестокая женщина. Именно это осознание и принесло мужчине главное невыносимое, нестерпимое всепоглощающее страдание.

И он взвыл от этого понимания, только-только вползая на свой эшафот. Мужчина издал такой силы нечеловеческий вопль, что умер мгновенно, Бесовка даже не коснулась его...

Очередное, болезненное возвращение в сознание. Мужчина очнулся в своей комнате, от того, что его лицо топчут теплыми чулками, а под его головой лежит подушка.

- Ты немного напугал меня, в этот раз тебя долго не было - произнесла его девушка, продолжая переступать и покручиваться на его виске, ухе и скуле. - Целуй за то, что я пощадила тебя. - она села в кресло и положила ступни на его лицо.

И он начал целовать родные маленькие ножки, еще не понимая, что происходит. Наверняка это новая издевательская иллюзия, созданная Бесовкой, и за дверью комнаты он снова рухнет на песчаную площадку в каменном зале под хохот и пинки. Мужчина решил, что единственная возможность для него сохранить эту комнату - целовать и целовать, лизать и лизать, ласкать и ласкать, чтобы либо затянуть время подольше, либо вымолить пощаду. Тем более, что сейчас ему позволено тереться о ступни с комфортом. Там у него не было никакой подушки под головой по ночам, а он сам, вернее, его торс, руки, голова являлись частью ложа Бесовки, и она так бесцеремонно пинала его в губы и подбородок, что шея почти всегда была странно напряжена и вывернута. А стоило ему прекратить дольше, чем на пару-тройку секунд, как тут же начинался новый день... И очередь...

- Знаешь, я пока затаптывала тебя, придумывала всякие страшные пытки. Ты ведь хотел быть казненным. Эти туфли шипастые меня вдохновили, хотелось затоптать тебя до мяса. Так чтобы все кости переломать. А потом вспороть вены шпилькой и чтобы кровь непременно фонтанировала, да еще и попрыгать на груди, чтобы выжать все до капельки. Жилы повытаскивать, как веревочки, кожу изодрать на мелкие кусочки...

Она рассказывала и рассказывала, а мужчина слушал и понимал, что она описывает в точности то, что происходило с ним там, в его персональном аду. Сейчас он кажется поверил, что не умер, или умер и вернулся. И если бы его девушка не перестала фантазировать, то он так и остался бы под ногами адской Бесовки.

Мужчина вложил в свои поцелуи восторг и благодарность, он жив, это все ему только привиделось.
- Я проголодалась - девушка потянулась к вазе с фруктами, - Ты голоден? Инжир будешь? Свежий, вкусный, - и она протянула ему плод. - Знаешь, у инжира есть другое название - смоква или смоковница...

Горло мгновенно засаднило, а тело свело судорогой. Он вдруг заметил мимолетное сходство и тот самый блеск, что был в глазах Бесовки. Девушка взглянула с усмешкой и прищуром, и легонько пнула его пальцами ноги в губы:

- Открой рот!
- Я не голоден! - в страхе выпалил мужчина.
- Да ты чего? Не хочешь инжир, вот тебе яблоко. Поднимайся, садись напротив, лёжа тебе будет неудобно.
Вот теперь мужчина понял, что в этот раз Бесовка его отпустила. Но он знал, что каждую встречу со своей девушкой он будет проваливаться под ноги дьяволице, после того, как в реальности его затопчут "до смерти".

Конец.

2016-11-19 в 16:24


Format C, 43 года

, Канада

Динамично, с самого начала. Уже стал забывать, по ошущениям, что такое трамплинг, но тексты автора o нем периодически напоминают. + рулит стих в начале, нет времени выяснять что это такое, но вступление в рифме красивое, к месту. Я бы не удивился, если автор аж сам Гете, хотя скорее кто-то из современных русских.

2016-11-21 в 06:33


Лотосовые Ножки, 41 год

Москва, Россия

Эпиграмма это!)
Да, и это какой-то современный поэт. Не хочу ник тут светить, моё творение и так в поиске висит слишком высоко. Кому надо сам нагуглит:)

2016-11-27 в 10:43


Format C, 43 года

, Канада

Стих наваян в изящном стиле, отчего и процитировпн так широко в инете, но как эпиграмма не воспринимается вообще, потому что нет никакого высмеивания, а есть удачная переигровка выраження "женщина-дьявол". Для фемдома годится.

2016-11-27 в 18:57


Лотосовые Ножки, 41 год

Москва, Россия

На мое имхо, это единственная удачная "эпиграмма" у автора.

2016-11-27 в 19:18


*, 31 год

Москва, Россия

Классный рассказ) вот бы так в реале только без повреждений лица

2016-11-27 в 20:01


Филипп Филиппыч, 53 года

Москва, Россия

Да уж, эпиграф действительно классный.)

Снова эта ерунда про малое содержание...

2017-06-20 в 11:37


night fox, 50 лет

Москва, Россия

Ах, Лотосовые ножки, какие у вас затейливые фантазии.

Я-то думал, наоборот, что это вам надо - такой маленькой и хрупкой - бояться маниаков.

Вы знаете, этот рассказ, думаю, можно переработать. Либо - либо.

Либо в сторону реалистичности, либо в сторону мистики.

Концовка, считаю, не удалась. Соколиный поворот не завершён. Пусть бы это была она - бесовка. А имитация того, что он опять в обычную жизнь попал, оказалось бы ещё более изощрённым садизмом. Но это надо показать деталью, штрихом в конце рассказа, чтобы читатель понял этот намёк и сам уже дофантазировал дальнейшее. Тогда это будет эффектно.

Кроме того, я бы предложил отойти от прямых ассоциаций с Темой. Тогда это можно будет предложить и ванильному читателю, который воспримет детальное описание акций растаптывания не как плод извращённого воображения садомазохиста, а как художественный образ, которой продвигает какую-то мысль о наказании героя. Но не за то, что он извращенец, а что-то более простое и объяснимое, и потому - понятное читателю.

А так непонятно, почему герой испытал такие мучения. И тем более непонятно, что делает в рассказе его партнёрша из реальной жизни, кроме того, что занимается с ним извращениями.

Эпиграф крайне неудачный. Разве что последняя строка подходит. Да и то - по сути, раскрывает интригу рассказа в самом начале.

Сам материал неплох, хорошо без повторов описаны метаморфозы главного героя. Но требует доработки. Слабая сюжетная линия, отсутствует фабула. Было бы неплохо (в силу краткости рассказа) более динамично войти в произведение и более эффектно завершить рассказ, а не вялым диалогом двух извращенцов. ))))

Также, было бы неплохо всётки пояснить читателю, шож это очередь такая? Куда и зачем? И кто эти люди в ней? Все поголовно извращенцы? Или есть нормальные. Не надо детально. В современной литературе такие вещи делаются одним-двумя штрихами. ))

Усё.)

Следующий камент - через 400 минут! Такие ограничение в форуме.)

2017-06-20 в 13:09


Лотосовые Ножки, 41 год

Москва, Россия

Лис, я не претендую на современную литературу. Вообще на литературу не претендую)) Меня уже упрекали, что в моих рассказах литературы нет. Кому-то описаний внешности героев не хватает, кому-то правдивости, кого-то задевает, что правила построения литературного произведения нарушены, а кого-то и грамматитеские ошибки напрягают))

Это просто дрочфантазии;) Их конечно можно улучшать, но... Что прожито-прочувствовано, то прошло и нет смысла возвращаться.
Пусть читатели сами додумают все, по их мнению, недостающее;)

2017-06-20 в 14:19


Юрий, 60 лет

Новосибирск, Россия

Ассоциация с садисткими дроч-фантазиями у меня появилась после первых же строк. Очередь мазохистов – такая же (и несбыточная) дроч-фантазия. Вернее – несбыточная мечта

2017-06-20 в 14:39


night fox, 50 лет

Москва, Россия

Напротив, открою вам истину, фройляйн Лотосовые Ножки.

Ваш рассказ как раз счастливо отличается от пресловутых дроч-рассказов. Именно тем, что в нём имеется явный эротический контекст, но совершенно отсутствует пошлость - всякие там куи-муи, члены, "киски", сиськи и прочая чешуя, и - ага "она начала теребить клитор" - как тут пишут и всё такое. Это, конечно, фу.

Нюанс тут в том, что совремённого читайтеля, конечно, коробит вся эта пошлятина. Он же прекрасно понимает, что если в рассказе речь идёт о сексуальном возбуждении, то у мужчины встаёт член. И писать об этом, а тем более делать акцент на члене и проч. - не нужно.

Мастерство заключается в описании эротических и сексуальных сцен без упоминания физиологических подробностей, а посредством метафор. Читатель прекрасно знает, что такое ёпля и как это всё происходит во всех деталях. Зачем ему ещё читать это в рассказе, да ещё в неуклюжих выражениях? Вся большая литература построена на этом.

Вот как раз это у вас получилось. Это, считаю, главное. Рассказ можно оставить и таким. Но можно улучшить. Сделать супер.

2017-06-20 в 16:40


Лотосовые Ножки, 41 год

Москва, Россия

На тематическом сайте, нижний, снисходительным тоном, открывает Верхней Леди истину, пытается спорить и даже что-то дозволяет...
Это так умилительно, night fox))

2017-06-20 в 18:42


Юлевишна, 44 года

Самара, Россия

Он просто завидует растоптанному дракону)))
Лотосовые ножки, пишите. Не останавливайтесь, наплюйте. Глянь как неравнодушны остались
Я только прочувствовала эту практику, важно мне прочесть о мыслях трамплиерши, чтобы лучше себя понять.

2017-06-20 в 21:50


Лотосовые Ножки, 41 год

Москва, Россия

Юлевишна, чтобы понять себя, не нужны чужие мысли)) Просто топчите Его и наслаждайтесь;) Смотрите, как Он корчится, страдает и при этом впадает в неописуемый экстаз. Этот феномен, как раз и зацепил меня. Потому и люблю трамплинг, что можно "не прилагая усилий" подчинить и даже унизить мужчину, и получить наслаждение обраткой, столь мощной, что никакая порка etc. и рядом не стояли.

И конечно удовольствие ногами;) Ноги, не просто эрогенная зона, ноги это моё всё))

2017-06-20 в 22:42


night fox, 50 лет

Москва, Россия

Мне смешно.

"На тематическом сайте, нижний, снисходительным тоном, открывает Верхней Леди истину, пытается спорить и даже что-то дозволяет..."

Неужели ктото ещё всерьёз так думает? "верхний, нижний, тематический...." Это ж детский сад.)))

"На тематическом сайте....." Так фильм 50 ОС, сталбыть, тоже тематический? Как же так? Вы все от меня что-то скрываете! Это нечестно. Я так не играю!)

нда, детский де сад)

лопаточки, грабельки, песочница)))

2017-06-21 в 09:23


Гаечка Фокс (Qualia-Кэп), 41 год

, Нидерланды (Голландия)

Даёшь больше хороших дрочилок в Новом году!))

Извините, но Ваше сообщение выглядит малосодержательным для публикации. Форум BDSMPEOPLE.CLUB предполагает качественное и серьезное общение, и слишком короткие сообщения расцениваються как ФЛУД. Пожалуйста, попробуйте сделать Ваше сообщение интересным другим пользователям.

ЗЫ всё ещё "расцениваються"... двоешники(

2017-12-31 в 11:01


Format C, 43 года

, Канада

Дрочилок? Ну, не знаю... Я бы пожелал авторше еще больше реальных танцев на спортивном мужском теле!

2017-12-31 в 14:35


Лотосовые Ножки, 41 год

Москва, Россия

Авторше. Слово-то какое...
А так, спасибо конечно!))
Всех с Новым Годом! Ура!)

2017-12-31 в 15:37


Format C, 43 года

, Канада

Слово можно и другое найти: Автору-Исполнителю желаем реально замучить всех мазов Черного до потери пульса (но, конечно, с последуюшим его восстановлением)!

2017-12-31 в 15:53


Филипп Филиппыч, 53 года

Москва, Россия

Прямо с удовольствием перечитал!)))

2020-06-28 в 13:42


Ответить




BDSMPEOPLE.CLUB - BDSM/БДСМ знакомства

Мобильная версия сайта | О сайте | Служба поддержки | Report Abuse

Соглашение о предоставлении услуг | Рекомендации по обеспечению безопасности | Веб-мастеру | Bug Bounty | Реклама на сайте

Информация о платных услугах и порядке оплаты

Здесь находится аттестат нашего WM идентификатора 000000000000 www.megastock.ru DASH accepted here