Начало | Афиша | Чат | Дневники | Форум

Cейчас на сайте: 1063, в чате: 1, новых: 100

БДСМ форум

Начало » Фетиш » только Ponyplay

только Ponyplay



домработник, 46 лет

Москва, Россия

ты моя лошадка, ты мой ponyboy
Я твоя Хозяйка, раб мой вороной

[img]7264482185856047_299_448[/img]

2011-02-28 в 01:47



KRU.GERR, 42 года

Гамильтон, Бермуды

О боже мой, о боже мой, Ты моя лошадь, Я твой ковбой!

2011-02-28 в 01:52



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Знай, твоя Богиня, Барыня твоя
Будет очень строго погонять коня
[img]9647976251969368_299_448[/img]

2011-02-28 в 02:05



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Оседлаю тебя, как коня,
Амазонкой взлетая и падая.
Ты зажёг во мне силу огня.
Получай же свою награду!
[img]6097629704999411_449_299[/img]

2011-03-01 в 00:47



Ellisha Fox, 30 лет

Москва, Россия

чьё фото? Красивая амуниция.

2011-03-01 в 01:03



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Catboy, смотри, это Deutschland
[img]5605866164524737_448_299[/img]
Погоню по бездорожью,
Страстной гонкой наслажусь
До безумия, до дрожи,
До рыданий… Ну и пусть!

2011-03-01 в 18:21



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Я оседлаю буйного коня,
Со скоростью помчимся, нарастая
В том темпе, что устроит и тебя
Мы доберёмся до земного рая.
[img]7137978260750677_450_600[/img]

2011-03-02 в 20:44



Анастасия, 42 года

Санкт-Петербург, Россия

супер.. черный жеребец.. супер..
латекс - кросс - это пытка..

настоящее будет взмыленное.. дрожащее животное..

2011-03-02 в 22:14



Госпожа.Ищу реального ЛС, 45 лет

Москва, Россия

Мне очень понравилось.*

2011-03-02 в 23:36



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Пони-плэй - одна из наиболее широко распространённых в БДСМ ролевых игр. В ней нижний принимает на себя роль животного и, как таковое, лишается того, что дозволено человеку, освобождаясь при этом и от ответственности.

Из человека можно сделать выездковую, упряжную или верховую лошадь. В выездке пони оценивается по её внешнему виду, аллюрам и стилю. Упряжные пони возят за собой маленькие тележки, а на верховых действительно ездят верхом. Как правило, в повозку запрягают двух девушек-пони. Юноши-пони используются в этих же дисциплинах, но чаще в качестве упряжных или верховых, так как девушкам труднее везти повозку и особенно работать под всадником. Постепенно популярность набирает четвёртый стиль пони-плэй - раббер-пони, декоративная практика, в которой пони одевается в тугой, плотный резиновый костюм, имитирующий очертания корпуса и морды лошади.

Ошибкой было бы считать пони бездумным, слепо подчиняющимся рабом. Двуногие лошади, точно так же, как их природные собратья, норовисты. Напуганная или рассерженная лошадь лягается.

Пони-плэй весьма популярна в Америке, хотя в Англии распространена значительно шире. Амуниция обычно состоит из корсета, сапог, упряжи на теле, хвоста и уздечки (ни в коем случае не следует пользоваться настоящим металлическим трензелем!) для пони-плей выпускаются специальные человеческие трензеля из резины; весь остальной ассортимент шорных магазинов вполне годится и для людей). Существуют специальные сапоги для пони-плэй в виде конских копыт. Голову часто украшают плюмажем.

Тренеру, наезднику или всаднику пользоваться специальной одеждой не обязательно, однако классический английский костюм для верховой езды - каскетка, камзол, высокие сапоги, бриджи, консервативный галстук у мужчин или шейный платок и булавка у женщин - всегда уместен.

При обучении пони тренер должен вести себя по отношению к ней твёрдо и уверенно, но без садизма, точно так же, как полагается обращаться с настоящими лошадьми. Умный тренер знает, как подчинить своенравную лошадь, не выходя из себя: для этого у него в руках повод и стек. Талантливый нижний, в свою очередь, полностью входит в статус животного, научается обходиться без речи, а ограничиваться для коммуникации ржанием и фырканьем, свыкается с "отсутствием" рук (выездковым и упряжным пони их завязывают за спиной) и в целом с обращением с ним как с лошадью, а не человеком.

Люди-пони, конечно, не могут воспроизвести аллюры настоящих лошадей, так как у них всего две ноги. Обычно от выездковых пони требуется особый шаг, требующий высоко, примерно до уровня промежности, поднимать колени на каждом такте. Более сложным аллюром является шаг с поднятием колена примерно до уровня талии. Порой такому шагу обучают и упряжных пони, но это не всегда практично, так как создаёт большую физическую нагрузку. Тем более не стоит требовать этого от верховых пони, хотя, конечно, если пони в состоянии справиться с такой задачей, если это не причиняет дискомфорта и повреждений (тренер несёт ответственность за здоровье своей пони), - тем лучше.

[img]6445399506543088_450_600[/img]

2011-03-03 в 15:59



IRMA., 47 лет

, Китай

[img]4788571139200915_438_600[/img]

2011-03-03 в 16:12



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Bravo IRMA!!!Complimenti!!!
[img]7778046749698163_400_600[/img]
Конь ретивый, конь шальной,
Быстроногий, вороной!
Покатай меня верхом -
Лихо, резво, с ветерком!

2011-03-03 в 20:54



IRMA., 47 лет

, Китай

https://bdsmpeople.club/forum/topic10431/
что бы не повторяться..)

2011-03-05 в 14:10



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Irma, спасибо!Есть на что посмотреть
Рашит, в Штатах семьи Доминантов используют рабов на своих фермах или ранчо вместо рикш
[img]3645104345244346_450_600[/img]
Рысак должен уметь катать Госпожу в трех режимах.
1. Шагом - самый медленный.
2. Рысцой - быстрый шаг или медленный бег
3. Галопом - бег в полную силу.
Ты регулируешь темп коленями или ножками. Пришпорив, убыстряешь - он переходит с 1 на 2, с 2 на 3 и т.д. Будь осторожна при галопе. Пришпоришь, раб должен бежать еще быстрее, а чаще всего он уже не может, тогда может тебя и опрокинуть. Торможение я произвожу рукой, оттягивая голову нижнего чуть назад.

Тогда он аналогично переходит с 3 на 2, а с 2 на 1... Рукой о голову удобно управлять Рысаком, потому что и повороты делаются так же. Поворачиваешь голову раба рукой в нужном тебе направлении. А заодно и замедлять можно.

При небольшой тренировке раб сможет тебя катать подолгу, но ты должна все контролировать, даже наслаждаясь природой, погодой и приятной поездкой.

Давать отдыхать рабу можно, но я больше люблю во время отдыха раба, сходить с него, чтобы размять ножки и поясницу. Все-таки раб - это не настоящая лошадка с седлом и стременами. Устаешь долго сидеть на нем. Пусть опустится на колени и ты с него сойдешь, а потом отдыхает. Принято во время отдыха пасти Рысака. Это тебя развлечет. Но это только, когда нет снега. Выбираешь полянку и водишь Рысака на четвереньках по лугу. Можешь сделать из него пони на время отдыха и сесть ему на спину. Но тогда он не отдохнет. Выбрав цветок или травинку, наступаешь на нее носком сапожка или туфельки, указывая рабу. Он ее откусывает и жует. Глотать не желательно, только если раб так наказан. Но учти, что он может получить серьезное расстройство желудка. Очень молоденькие начинаюшие Госпожи любят пасти с проглатыванием, а потом раб не может служить совершенно, только бегает в туалет...

совет Госпожи N. начинающей Верхней

2011-03-05 в 18:11



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Пони по имени Молли -
Любимица девочки Полли.
В конюшне живет пони Молли
Там сухо, тепло и уют.
Приходит к ней девочка Полли.
Она пони кормит и холит,
Потом из конюшни выводит,
Они на прогулку идут.

Верхом едет девочка Полли
На пони по имени Молли
По лугу, по лесу, по полю.
Их путь к быстрой речке лежит.
Цветы кругом, радость, раздолье
И счастливы Молли и Полли.
Легко, словно чувствуя волю,
Лошадка-малышка бежит.

Купаются Полли и Молли.
Плывет с удовольствием Полли
И фыркает весело Молли.
Летят в воздух тысячи брызг.
За шею обняв пони Молли,
Смеется заливисто Полли.
И эхо разносит шальное
Довольное ржанье и визг.

Под вечер, уставшая Молли
Везет полусонную Полли
По лугу, по лесу, по полю
Домой. Скоро ночь, нужно спать.
С утра Полли учится в школе.
Скучает по ней пони Молли
И ждет она девочку Полли,
Чтоб снова пойти с ней гулять.
[img]8695143224030857_450_600[/img]

2011-03-06 в 23:32



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Наездница лихая свела опять с ума, всё бёдрами сжимая
Эх, девушка-весна, горячая такая. Коню не будет сна...
И в стойле скукота, и в табуне тоска. Такая НАГОТА!
Как давит, а легка. Не видна красота. Дорога далека...
Скорее бы привал. Напиться и прилечь. Упал бы и узнал
Прикосновенье плеч. Но шпор в бока металл, и плётка будет сечь.
[img]8632738219602282_450_600[/img]

2011-03-13 в 21:44



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Ночь любви выпиваю до края,
Возбуждение в сладком седле-
Ты Богиня желаний святая,
Я же грешник на этой земле.

О Наездница, как ты прекрасна,
Лошадей пожалей, не гони-
Ты поводья не рви сладострастно,
За уздечку рассвет не тяни.

Ты взлетаешь до неба невольно,
Издавая немыслимый звук-
Исполняешь мелодию сольно
Ты в оркестре пылающих рук.

Опускаясь в седло на мгновенье,
Раздвигаешь любви лепестки,
И на теле твоем ожерелье-
От нирваны ночной угольки…
[img]9423022385222483_450_600[/img]

2011-03-15 в 21:35



Маркиз Карабас, 32 года

Москва, Россия

А потом наоборот:
Конь наездницу еб**т))))

удлиииинняяяяюююююю

2011-03-15 в 21:41



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]9838523771796285_400_600[/img]
Глава первая
Прошел почти год после принятия закона об особых привилегиях для женщин. Новые порядки пришлись Марине Розановой очень кстати; они сделали ее владетельницей небольшого имения в живописной местности, называемой русской Ривьерой.

Совсем недавно она мыкалась в качестве вокзальной проститутки и уже настолько выглядела потасканной, что ею не хотели пользоваться даже за стакан водки.

Но тут, на ее счастье, и подвернулся этот самый Николай Петрович. Он предложил ей переехать жить к нему в поместье, ибо, как потом выяснилось, ему нужна была госпожа в его домашних видео. Старый извращенец раздевался догола, давал ей в руки кнут и снимал разные сцены, над которыми позже, видимо, наслаждался. Но сексом с ней не занимался.

Марину такая жизнь совсем не тяготила, и она считала, что ей крупно повезло. Потом, когда все резко поменялось и мужчины попали под власть женщин, Николай

Петрович чисто формально оформил себя в качестве ее раба. Документы он, естественно, тщательно прятал, но ей удалось их выкрасть. Не долго думая, она вызвала специально созданную полицию и сдала своего бывшего благодетеля, якобы, за неподчинение ее приказам.

Постепенно в округе образовалось общество женщин, владевших фермами и поместьями. Марина старалась со всеми поддерживать хорошие отношения, но особенно она подружилась с Лорой, чье довольно-таки крупное хозяйство находилось по соседству. У нее часто собиралась женская компания и разговоры их, в основном, крутились вокруг рабов-мужчин, которых все называли «мои животные».

Они подробно обсуждали особые способности того или иного раба, а еще методы наказаний за провинности.
- Ты зря поспешила избавиться от своего, - сказала ей как-то Лора. – Превратила бы его в раба и сэкономила бы на этом кучу денег.
Лора явно выделяла Марину из общей массы многочисленных подруг. Она давала ей дельные советы и частенько помогала своими связями.
- Понимаешь, - добавила Лора, - раб сейчас стал этаким показателем определенного положения в обществе. И чем больше их, тем больше уважения.

- Да, - задумалась Марина. – Наверно, и мне надо завести хоть одного раба.
Но окончательно она решилась на это лишь после того, как увидела у Зинаиды ее раба-пони. С Зинаидой она познакомилась у Лоры и та пригласила ее к себе на чашку чая. Марине надолго запомнилось то сладкое возбуждение, которое она испытала, когда в комнату ввели это существо. Впечатление было столь сильным, что разом возникло желание во что бы то ни стало иметь такого же в своей собственности.

Потом, когда она вспоминала ту сцену, каждый раз в ней просыпалось одно и то же ощущение томительной и приятной пустоты между ног. У раба была заклеена скотчем небольшая часть под животом, а на голове красовалась уздечка; осанка крепкого загорелого тела и горделивый взгляд как бы говорили женщинам, что он счастлив быть в их подчинении. Но больше всего ее поразило то, что на левой ягодице красовалось клеймо Зинаиды, а сзади торчал лошадиный хвост, который был прикреплен к специальной заглушке, вставленной в его задний проход.

- Его зовут Нинвол, - сообщила Зинаида.
Услышав свое имя, раб радостно заржал; женщины посмотрели друга на друга и разом прыснули от смеха.
- Я его так решила назвать потому что…, ну, знаешь, лошадям ведь дают клички, сокращая имена родителей. Хочешь, прокатимся на нем?

Марина с готовностью согласилась.
Взяв раба за уздечку, Зинаида повела его на конюшню. Она была в очень коротком летнем платье, больше смахивавшем на комбинашку, и Марина невольно залюбовалась этим зрелищем: пышногрудая блондинка ведет за собой голого мужика.

- А сколько такой стоит? – поинтересовалась Марина.
- Ты знаешь, дороговато, конечно, - Зинаида подвела мужчину к поблескивающей лаком двуколке и поставила между оглоблями.
– Подними! – приказала она и защелкнула замки наручных колец. Потом прицепила к уздечке поводья, после чего женщины плюхнулись на сиденье. Взяв кнут, который воткнут в отверстие справа, Зинаида взмахнула поводьями, сильно хлестнула по голой заднице раба и двуколка покатилась.

От встречного ветра у обеих платье сбилось под животом, но женщины не обращали на это внимание; они сидели, широко расставив ноги, и им было очень приятно.

- Я его взяла уже обученным, - продолжила Зинаида начатый еще в конюшне разговор, - поэтому и пришлось заплатить. Но, если купить обычного раба и из него сделать пони, это обойдется совсем недорого.

- Возьми, поуправляй им, - Зинаида передала Марине вожжи и кнут. – И вытяни пару раз по спине, чтобы не тащился как сонная муха.
- Ну что? – Зинаида наклонилась к своей новой подруге и, похотливо улыбаясь, крикнула в ухо, перекрывая свист ветра. – Опять потекла?

- А что, заметно? – вытаращила глаза Марина.
- А то нет! – и женщины дружно захихикали.
- Я бы завела себе такого же, - сказала Марина, - но я не знаю, как из раба делать пони.
- Тебе это и не надо: ты наймешь специальную дрессировщицу. Да, и обязательно его надо кастрировать.
- А, что, он у тебя кастрирован?
- Конечно! У него еще не зажило, поэтому это место пока заклеено. Я вызвала ветеринаршу, ее Светлана зовут, и она за двадцать минут превратила нашего красавца в бесполое существо.

- Уверена, что это ему не доставило никакой радости, - сказала с улыбкой Марина и стеганула раба кнутом.
- Я у него и не спрашивала, – равнодушно заметила Зинаида, – и, потом, у него не было никакого выбора.
И женщины снова звонко расхохотались.

Когда коляска подкатила к дому, оттуда выбежал седоволосый раб и стал перед Зинаидой на колени. Он был совершенно голым, и Марина заметила, что на месте полового члена зияло небольшое отверстие.

Зинаида взяла у Марины кнут и несколько раз очень сильно вытянула им раба по спине и заду. Тот жалобно застонал:
- Простите меня, госпожа, я больше не буду, - и, не стесняясь присутствия Марины, заплакал.
Женщина перестала его сечь и приказала:
- Отведи этого на конюшню, распряги и аккуратно вымой.
- А за что ты выпорола раба? – спросила Марина.
- Это мой бывший муж. – подмигнула ей Зинаида. – Я его наказала – велела быть голым, пока не исправится.
- И не исправляется?
- Он исправится, когда я этого захочу, – многозначительно сказала Зинаида. - Ты меня поняла?
Заразительно смеясь, женщины прошли внутрь дома.
- Ты, я вижу, всех рабов кастрируешь, - поинтересовалась Марина, - а как же...
- Ну, не всех, конечно. Но, если ты о сексе с мужиками, то я этим сыта по горло.
Оказалось, что Зинаида раньше тоже была проституткой и стала хозяйкой усадьбы благодаря новому закону. Теперь, по ее признанию, она занимается только лесбийской любовью, и Марина ей понравилась с первого взгляда.

- Но если хочешь, - Зинаида взяла с журнального столика колокольчик, но Марина ее остановила.
- Не надо. Лучше потом, как-нибудь, одолжишь мне своего раба-пони?

Глава вторая
Вернувшись к себе домой, Марина решила не ждать, пока Зинаида сможет дать ей на время своего раба-пони. Она позвонила по телефонному номеру, который нашла в справочнике, и попросила к аппарату агента объединенной биржи рабов. Ей ответил приятный женский голос, обладательница которого представилась Риммой. Услышав, что Марина хочет купить раба, Римма сказала, что счастлива ей помочь и готова тут же заняться поиском подходящей кандидатуры.

Марина сначала справилась о диапазоне цен и была приятно удивлена неожиданно низкой стоимостью рабов.
- Это благодаря правительственной программе поддержки новых рабовладельцев, - пояснила Римма. – Так, ближайший аукцион будет в следующую субботу в 12 часов, а показ рабов начнется с 6 часов утра. Когда вы сможете в этот день подъехать к нам?

- Скажите, а что значит «показ»? Как на показе мод или можно...
- Полностью! – перебила ее собеседница. – Вы сможете с ног до головы прощупать любого раба.

Марина посчитала имеющуюся у нее наличность и еще раз пожалела, что сдала бывшего хозяина просто так. До субботы было целых пять дней.

«Время еще есть» - подумала Марина и решила действовать.
Поймав такси, она помчалась в управление полиции. Заполучить обратно Николая Петровича оказалось делом нелегким: его уже отправили в специальную клинику, где проводили разные медицинские опыты над ненужными как он рабами.

- Вы бы еще ждали, - сказали ей в управлении. – Тогда точно концов бы не нашли.
Так как закон четко защищал права рабовладельцев, желание Марины Антоновны забрать принадлежащую ей собственность было, разумеется, удовлетворено. Из управления позвонили в клинику и, когда она подъехала, ее встретили с предупредительной услужливостью.

- Хотите, мы его немного приведем в порядок и доставим в удобное для вас время? - спросила женщина, ведавшая выпиской рабов из клиники.

- Нет, я его возьму с собой.
Увидев Марину, Николай Петрович рванулся вперед, резко натянув цепь, за который его вела молоденькая медсестра, и почти встал с колен. Девица сильно огрела его кнутом и заставила попятиться, чтобы быть рядом с ее ножками, еле прикрытыми подолом белого халатика. И Николай Петрович, а точнее, жалкая копия того, кого Марина помнила солидным, уверенным в себе мужчиной, жалобно заскулил:

- Пожалуйста, заберите меня отсюда, госпожа, я буду вас во всем - во всем слушаться!
С насмешливой улыбкой медсестра передала Марине цепь и папку с документами, а Николай Петрович, которого теперь по документам звали Ник, навзрыд плача, норовил поцеловать ей руку. Он сильно исхудал, тело его было покрыто кровоточащими рубцами, а лицо заклеено пластырями.

Марина вывела раба на улицу и стала у обочины в ожидании такси.
- Спасибо, госпожа, вы меня спасли от верной смерти, - Ник зарыдал еще сильнее. – Тут так меня мучили!
Марина потянула за цепь, ошейник надавил на подбородок, и заплаканное лицо мужчины оказалось прямо на уровне подола ее коротенькой юбки. Она знала, что снизу ему хорошо видны ее кружевные трусики, которые, кстати, он в свое время покупал для нее.

- Слушай меня внимательно, ибо повторять два раза не буду, - сказала строгим тоном Марина. – Чтобы без разрешения ты больше не смел издавать ни одного звука! Ты меня понял?

И она грубо встряхнула его за ошейник.
В глазах раба был явный ужас, он втянул в себя голову, прижался к земле и смотрел на нее так, что Марине пришлось отвернуться, потому как не смогла сдержать приступ смеха.

Тут рядом остановилась машина, за рулем которой сидел мужчина-таксист.
С мрачным видом таксист смотрел, как женщина, подергивая цепью, пинком в зад толкает внутрь голого мужика.
- Куда ехать? - вздохнув, спросил он и посмотрел на пассажирку.
- Ты сначала мне покажи свое удостоверение, - сказала Марина. По радио и телевидению постоянно предупреждали всех женщин быть бдительными и выявлять скрывающихся от рабства мужчин, особенно работавших и потому имевших источники дохода. Впрочем, документы у таксиста оказались в порядке: он был из той категории, которая не подлежала закрепощению.

Ник свернулся калачиком и лег внизу. Прямо перед его носом были туфли Марины; он украдкой посмотрел вверх и опять увидел ее трусики. Но унижения не испытал; наоборот, он был счастлив, что невыносимые страдания наконец-то закончились и что машина везет его домой.

Марина перехватила взгляд своего раба и, как бы невзначай, еще шире раздвинула ноги. Ей было приятно демонстрировать себя мужчине, пусть даже такому, сознавая при этом, что ситуация под контролем. Она даже прикинула: не оставить ли в качестве домашней прислуги, или даже превратить в комнатного песика? Марина представила, как к ней съезжаются завсегдатаи женских тусовок во главе с Лорой, которая наверняка одобрит ее такое решение.

Но все зависело от цены на пони и стоимости дрессировки.
Дома женщина повела раба в туалет и, обмотав цепь вокруг водопроводной трубы, защелкнула замок.
- Будешь сидеть здесь, пока я не решу, что с тобой делать. Но, скорее всего, продам: в субботу отвезу тебя на аукцион.
В глазах Ника снова появились слезы.
- Пожалуйста, госпожа, не продавайте меня, я вас очень прошу!
Марина влепила ему звонкую пощечину.
- Я тебя разве не предупреждала: не сметь открывать рот без моего разрешения?
Раб съежился, закрыл лицо руками и затих. Марина чуть наклонилась, от чего прядь ее волос свесилась вниз, и посмотрела сзади на промежность мужчины. Казалось уже вполне естественным, что этот человек является полной ее собственностью, с которой она может поступить, как захочет.

«Лучше, конечно, его кастрировать и оставить для себя горничной», - подумала Марина и снова почувствовала приятное возбуждение между ног. Подняв юбку и спустив трусики, она села на унитаз и зажурчала льющейся струйкой.

- Госпожа, можно я скажу? – раздался жалобный голос раба.
- Нет! – грубо отрезала Марина.
- Я насчет денег...
- Каких еще денег?
- Мне можно сказать?
- Ну, раз я спрашиваю, значит можно, - она возвышалась над ним с задранной юбкой, поправляя складки трусиков между ног.
- Если вы меня хотите продать из-за денег, то у меня кое-что припрятано здесь.
Женщина почувствовала приступ гнева: «Ах ты, мерзавец! – пронеслось у нее в мозгу. – А иначе ты бы молчал про это!»
- Конечно из-за денег, - слащавым тоном соврала она. – Сейчас жизнь стала такой дорогой.
- Я покажу вам, это в подвале.
- Ты можешь встать с колен, - смилостивилась Марина, но в ответ услышала:
- Я ваш раб, госпожа, и я в вашем присутствии всегда должен быть на коленях.
Марина улыбнулась и пошла следом за голым мужчиной, который довольно-таки ловко двигался на четвереньках. Она смотрела на исполосованные плеткой ягодицы и ей было смешно от того, что бедняга еще не знает об ожидающем его наказании. «Только вот чем? – прикидывала женщина. – Плеткой или розгами?»

Ник провел ее в дальний угол подвала, где было темно и чуточку жутковато. Отодвинув какой-то ящик, он поднял плиту и достал оттуда сверток.

– Вот, госпожа, - сказал он, протягивая Марине сверток, - это все мои накопления. Пожалуйста, не продавайте меня!
«Я с мужчиной одна в темном месте, кричи здесь - не кричи, все равно никто не услышит, - подумала женщина. – И вместо того, чтобы поставить меня раком, он сам отдает все свои деньги и еще просит не продавать! Во, жизнь пошла!»

Марина завернула в небольшую комнатушку, которую в свое время Николай Петрович оборудовал в подвале для съемок своих порнофильмов. Она включила софит и стала пересчитывать деньги. Их оказалось неожиданно много. Мужчина, сделавший этот царский подарок, стоял у двери на коленях и с несчастным лицом смотрел на нее. И Марина решила было не наказывать его: «и без того ему, видать, здорово досталось». Но она вовремя вспомнила, что жалость к рабу недопустима: телевидение и плакаты на улицах ведь постоянно напоминают женщинам об этом.

Марина села на стульчик, к которому часто привязывала Ника, когда играла в его самодельных фильмах порногоспожу, и поманила его пальчиком.

- Подойди-ка сюда.
Она наклонилась к нему и, взяв его ухо, сильно скрутила:
- Признавайся. Когда ты меня снимал на видео, что ты потом делал? Онанировал на меня?
- Да, госпожа, - испуганно пролепетал мужчина.
Марина перехватила его взгляд и, чуть ниже опустив голову, заглянула к себе под подол.
- Тебе всегда нравилось, когда женщина тебя унижала, да?
- Да, госпожа, - признался Ник.
- Значит, для тебя наступила самая распрекрасная жизнь?
- Только, пожалуйста, не продавайте меня, госпожа.
- В общем, так, - Марина встала и, расстегнув пуговичку кофточки, поправила бретельку лифчика. – Залезай вон в ту свою клетку, она теперь для тебя уже не игрушка, а дом родной.

- Так значит, вы меня не продадите? – обрадовался раб.
- Нет, - улыбнувшись, успокоила его Марина. – Но обязательно кастрирую, это уже дело решенное. Возьми в свою клетку матрац с кровати, подушку, ну и одеяло, хотя рабам оно не положено.

Она закрыла ключом замок и, выключив свет, поднялась наверх.

Глава третья
Госпожа выключила свет, и я услышал стук ее туфелек по бетонным ступенькам. Когда она вешала на клетку замок и запирала его на ключ, ее ножки были соблазнительно раздвинуты, и между ними был виден бугорок белых трусиков. Как хорошо, что она забрала меня оттуда, и я теперь могу спокойно заснуть. Клетка, конечно, узковата, но разве я знал, когда покупал, что мне придется жить в ней. Как и не знал, что, подцепив ее на площади трех вокзалов, со временем стану ее рабом по жизни. Она, конечно, баба неплохая, но в ней, как и в любой бабе, сидит инстинкт рабовладелицы. А тогда это была самая настоящая ханыга с опухшим лицом и с большим фингалом под глазом. От нее отвратительно пахло перегаром, мочой и спермой. Красная ее цена была трешник, а я предложил зарплату сто баксов в месяц – любая на ее месте клюнула бы.

В роли госпожи она, конечно, меня сильно заводила: это здорово возбуждало, что я подчиняюсь такой падшей женщине. Ну и накаркал на свою голову. Теперь она моя госпожа по-настоящему.

Честно признаться, это заводит еще сильнее. Особенно то, что она собирается меня кастрировать, как кота какого-то. Жалко, что я в свое время не переспал с ней: она, конечно, дала бы и, вроде, даже обижалась, что я никаких поползновений не делаю.

Поэтому со зла и сдала меня в полицию; сам виноват, ни одна женщина такого не простит и при случае отомстит. Но там уж мне досталось по первое число. Чего только со мной не вытворяли эти страшные надзирательницы. Откуда только таких набрали? Особенно та, которая всех заставляла дерьмо свое есть. Как они нам там вдалбливали в сознание абсолютное женское превосходство! И что-то еще кололи по несколько раз в день.

Я, во всяком случае, с этим полностью согласен и всегда подчинялся женщине, правда, только на видео. Но эти бесконечные побои! Даже молоденькие надзирательницы чуть что тут же хватались за плетку. Совсем другое дело госпожа Марина; могла же меня выпороть – ну, хотя бы для того, чтобы напомнить мое рабство. Но еще ни разу меня не высекла.

Да, повезло мне с госпожой, тьфу-тьфу, не сглазить бы!

Глава четвертая
В субботу ранним утром Марина Антоновна поехала на аукцион рабов. С собой она взяла наручники, ошейник и длинную цепь, которые сняла с Ника. Самого его оставила хозяйничать на кухне; убедившись, что он окончательно сломлен и беспрекословно послушен ее приказам, Марина перестала сажать своего раба в клетку и даже разрешила носить трусы. Правда, на всякий случай, она заперла на ключ входную дверь.

Несмотря на ранний час, аукцион был очень многолюден. Марина с трудом нашла офис дилеров, где ее уже ждала Римма, невысокая брюнетка лет тридцати.

Придав лицу выражение крайней радости от встречи с Мариной, она заявила:
- Прежде всего, мы с вами должны выпить кофеечку.
Женщины прошли во внутреннее помещение, сели за столик и к ним, виляя голым задом, подошел раб с крошечным голубым передником.
- Две чашки кофе, - приказала Римма и шлепнула раба по заднице.
Обе захихикали, и Римма сразу же перешла к делу:
- Так, Мариночка. Можно я вас так буду называть? Какого вам хотелось бы купить раба? Как он должен выглядеть?
- Мужчина лет двадцати-двадцати пяти, - пожав плечами, сказала Марина, - обязательно высокого роста и очень сильный: я его хочу выдрессировать в качестве ездового пони. Ну и, конечно, с приятной внешностью.

Римма засияла и прижала ладонь к губам.
- Надо же! Как раз именно такого буквально полчаса тому назад привезли на продажу. Пойдем быстрее, я вам его покажу!
По дороге Римма спросила Марину:
- А вам уже приходилось дрессировать раба-пони?
Марина отрицательно покачала головой, и от этого энтузиазм Риммы еще больше возрос:
- Вы можете прямо у нас заказать дрессировщицу и все оборудование. Кстати, мы вам сделаем скидку аж на тридцать процентов. Как нашей клиентке.

Женщины вошли в просторное помещение, в центре которого были установлены небольшие тумбы. На них стояли голые мужчины, руки у них были высоко подняты и прикованы к цепям, свисающим с потолка. Римма подвела Марину к тумбе с номером 211. На ней стоял стройный мужчина с темно-каштановыми волосами и синими глазами.

- Ну, как? – спросила Римма. Взяв раба за член, она стала его поворачивать, чтобы Марина смогла хорошенько разглядеть его со всех сторон. На первый взгляд это было именно то, что Марина хотела.

- Идем в смотровую? – получив от Марины утвердительный ответ, Римма подозвала надзирательницу и показала ей на выбранного раба. Потом она взяла Марину под руку и, прижавшись грудью к ее локтю, шепнула в ухо:

- Вам понравился его «инструмент»?
- Ничего, - Марина оглянулась и увидела, что надзирательница идет следом за ними, ведя раба на цепи. – А, кстати, он давно в рабстве?

- Да. Он прошел полный курс адаптации в исправительном центре, был продан на нашем аукционе. Но недавно его хозяйка умерла, у нее было много долгов и пришлось распродавать активы, чтобы расплатиться с кредиторами.

Женщины вошли в смотровую, которая была похожа на примерочную в магазине одежды, и сели на диванчик. Обе они были в коротеньких юбочках и потому, когда сели, ноги полностью оголились. Надзирательница ввела раба, прикрепила цепь к специальной скобе, передала Римме небольшую папочку, а сама вышла, оставив их втроем.

Открыв папочку, Римма затараторила:
- Его имя Сергей, он никогда не был женат, детей, естественно, нет, уровень управляемости сто процентов, - и добавила, понизив голос. – Предыдущая хозяйка сделала ему операцию; в мозгу что-то удаляют, и любой мужчина тут же становится ручной собачонкой.

- Ну, он хоть нормальный? – Марина встала и подошла к рабу, который вытянулся перед ней, прижав ладони к бедрам. – Как тебя зовут?

- Хозяйка меня звала Серый, а на самом деле я Сергей, - голос у раба был чуть хрипловат и немного дрожал. Марина запустила пальцы в его волосы, подергала их, а потом, подняв голову за шевелюру, заглянула в глаза.

- Она ему запрещала вообще разговаривать, - Римма тоже встала и подошла к Марине, которая открыла Сергею рот и осмотрела зубы. Затем она ощупала мускулы руки, груди, живота и ног. Напоследок, взяв двумя пальцами ствол полового члена, Марина подняла его и внимательно оглядела мужское хозяйство раба.

- Сантиметров двенадцать будет, - деловито прокомментировала Римма и добавила. – Он толстый и головка крупная.
Марина заметила, что мужчина с некоторой гордостью скосил вниз глаз, наблюдая, как женщины разглядывают его интимные места, и улыбнулась: он еще не знал, что очень скоро лишится своей мужской гордости.

- Да, - спохватилась Римма и, быстрым движением схватив голову раба, наклонила его вниз, - полижи госпоже ножку, – и пояснила Марине. - У него очень мягкий язык

- Ой, не надо, - сказала Марина. - Я уже решила: покупаю его. Давайте будем оформлять.
Римма вся засияла, а раб плюхнулся на колени и поцеловал туфельку Марины.
- А что он так обрадовался? – удивилась Марина.
- Если в течение недели раб не продан, то мы его отправляем в спецприемник, а там долго не живут, - объяснила Римма, набирая по сотовому телефону номер.

Женщины вернулись в офис, где уже был готов договор купли-продажи. Они его подписали, и Марина заплатила деньгами, которые третьего дня отдал ей из своего тайника Николай. Вручив Марине ее копию договора и сертификат владения, Римма торжественно изрекла:

- Поздравляю вас с покупкой. Теперь этот раб является вашей полной собственностью, и вы можете с ним делать все, что пожелаете.
- Я его с собой забираю? – спросила Марина.
- Мы его сами вам доставим в течение завтрашнего дня. А если вы прямо сейчас закажете оборудование, которое хотели, то мы вам привезем все вместе.

Марина доплатила необходимую сумму, но предупредила:
- Только, ради бога, ни слова рабу о том, что он будет видоизменен в ездовое пони.
[img]9468680479209666_450_600[/img]

2011-03-20 в 16:19



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Я пришпорю
коня вороного
и - по зелени
заливных
буду мчаться
пока обессилев,
конь запросит
пощады,
смирив
норов дерзкий...

Его приласкаю...
И, стреножив,
у тихой реки
вдоль пойду...
Не спеша... погуляю...
Косят травы
в покос
мужики...
[img]2859256277753985_456_600[/img]

2011-03-22 в 00:48



Виледа, 43 года

Харьков, Украина

клёвый рассказик. хочу продолжения...

2011-03-22 в 09:47



домработник, 46 лет

Москва, Россия

Ах, Милая Виледа, как только поймаю author, незамедлительно передам Ваше пожелание

2011-03-22 в 19:43



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]0293447222670392_398_600[/img]
Когда она проснулась, было пять часов утра. Рядом с софой на полу лежал Ник. Марина довольно сильно ткнула его босой ногой; раб встрепенулся и стал перед ней на коленях, заложив руки за шею.

- Ты почему не в клетке? – спросила Марина и, откинув одеяло, села на край софы.
- Вы же сами мне так приказали, госпожа! – испуганно сказал Ник.
- Принеси воды, - приказала Марина и, подойдя к трюмо, стала внимательно себя разглядывать. Она несколько раз подбросила ладонями свои отвислые груди, которые мягко шлепались на дряблый, уже заметно выпиравший живот. Потом провела рукой под животом, перебирая пальцами густозаросшие лобковые волосы. Держа зубами маленький поднос с выемкой для стакана, Ник приблизился на четвереньках к хозяйке. Не обращая на него никакого внимания, Марина стала пить маленькими глотками воду и продолжила себя осматривать в трюмо. Повернувшись спиной, она оглядела потерявшую форму попку и вздохнула:

«И раньше я не была особо соблазнительной, - подумала Марина, - а сейчас... Да, старею прямо на глазах».
Она села в кресло, закинула правую ногу на подлокотник и принялась легонько массировать тело. В трюмо Марина видела Ника, который стоял на коленях сзади, все еще держа в зубах поднос.

- Ну что ты на меня пялишься? – сердито сказала женщина. – По плетке соскучился?
Ник придержал рукой поднос, опустил голову вниз и пробормотал:
- Простите меня, госпожа. Можно отнести поднос?
- Я вчера много выпила? – спросила Марина, поглаживая ляжки.
- Ой, да, госпожа, целую бутылку водки, да еще травку курили.
- А тебя я порола?
- Да еще как! – осуждающим тоном сказал Ник. - Вот, вся задница – просто кровавое месиво. Трусы аж даже прилипли.
- Такова твоя рабская доля, - философски изрекла Марина.
Она почти мастурбировала, ничуть не стесняясь присутствия Ника.
- А когда я отключилась, ты меня часом не трахнул?
- Да что вы, госпожа, как можно!?
«Ну и дурак!» - подумала Марина.
- А почему у меня тут как-то все сухо?
- Вы же мне сами приказали все вылизать, - стал оправдываться Ник. – Вы сказали «а не то прямо тут же кастрирую». А ведь у вас критические дни!

- У меня уже климакс, идиот!
В дверь позвонили и Марина, с неохотой убрав руку, сказала:
- Подай мне халат и посмотри кто там.
На крыльце стояла рослая женщина лет сорока в брюках и расстегнутой рубашке, из под которой был виден ее черный лифчик. В руке она держала огромную спортивную сумку, из которой торчала длинная плеть.

- Вы к кому, госпожа? – вежливо спросил Ник.
- А Марина Розанова дома?
- Да, госпожа. А как вас представить?
- Я тренер рабов-пони, - сказала женщина и оглядела его с ног до головы. – Тебя что ли она хочет, чтобы я выдрессировала? Староват ты для таких вещей.

- Нет, что вы, госпожа!
- С кем это ты? – в прихожую вышла Марина.
- Меня зовут Ирина. Вы мне звонили насчет дрессировки раба-пони.
- Да, да, Ирина, - заулыбалась Марина, застегивая халатик под животом. – Давайте пройдем в комнату. А ты возьми сумку у госпожи.
- Я думала, вы хотите этого превратить в пони, - хихикнула женщина.
- Да это мой бывший муж, - сказала Марина. – Он уже ни на что не годен: я его, скорее всего, продам.
- У меня есть подруга, которая может из него сделать настоящего пса. Несколько операций, дрессировка и у вас будет настоящий цепной кобель.

Марине показалось забавным полное превращение Николая в собаку на его же собственные деньги.
- И зря вы ему разрешаете это, - заметила женщина, глядя, как Ник аккуратно стаскивает со спины ее сумку. – Раб должен быть голым, нас, по крайней мере, так учили. Это основа основ!

– Слышишь, что говорит госпожа Ирина? – хохотнув, Марина вытянула руку в сторону Ника. - Быстро оголяйся!
- И чтобы я тебя больше не видела в трусах! – погрозила ему пальцем Ирина.
Ник покорно спустил трусы, а женщины, больше не обращая на него никакого внимания, стали обсуждать предстоящее обучение раба-пони. Марина сказала, что полностью полагается на опыт и мастерство Ирины, и обещала не вмешиваться в процесс дрессировки, хотя окончательные решения относительно раба будет принимать только она. Ирина предупредила, что дрессировка будет физически очень напряженной, нагрузки необходимо постоянно увеличивать, поэтому, жалеть раба ни в коем случае нельзя.

С улицы донесся звук клаксона и Марина, выглянув в окно, всплеснула руками:
- Привезли!
- Иди, помоги выгружать оборудование! – велела Ирина Нику. – А вам хорошо бы надеть сапоги и взять в руки хлыст.
Из кабины грузовика спрыгнула Римма, которая была в шортах и короткой белой рубашке, из под которой виднелся ее пупок. Ник подошел к ней вплотную и плюхнулся на колени.

- А где твоя хозяйка? – потягиваясь после долгой поездки, справилась женщина.
- Они сейчас выйдут, госпожа. А мне велели помочь.
Водитель был из свободных. Он откинул заднюю дверцу грузовика, и Ник увидел этого несчастного человека, которому предстояло стать ездовым пони Марины.

- Ну, кто поднимется его отвязывать? – спросил мужчина, лапнув Римму за ширинку шорт.
- Не наглей! – шаловливо шлепнула его по руке женщина и, опершись о его плечо, легко вскочила наверх.
В сопровождении Ирины из дома вышла Марина. Она переоделась в брюки, заправленные в высокие черные сапоги. В правой рукой у Марины был хлыст, которым она постукивала по ладони другой руки. Лицо ее было перекошено ухмылкой, настолько угрожающей, что Нику по-настоящему стало жаль парня, которого эти стервы задумали превратить в пони.

Римма открыла ключом замок и жестом показала рабу, что надо спрыгнуть на землю. Подождав, пока Марина приблизится, она передала ей в руки цепь, после чего спустилась прямо в объятия водителя.

- Подай мне быстро вон то, - велела залезшему в кузов Нику Ирина, показывая на какое-то приспособление из кожи и черного металла, схватила его, подскочила к парню и ловко нахлобучила на голову. Потом она прикрепила руки парня к приспособлению и стала подкручивать разные гайки.

- Это тренировочная сбруя, - пояснила Римма Марине, - она намного тяжелее обычной и сковывает раба жестче.
Когда Ирина закончила регулировку сбруи, Марина потянула к себе цепь и парень, шагнув вперед, стал почти вплотную к своей новой хозяйке. С той ухмылкой, которую Ник впервые увидел на лице Марины, женщина сказала уверенным и твердым голосом:

- С этого момента с тобой будут обращаться в этом доме как с ездовым рабом-пони, то есть ты будешь в роли лошади. Ты меня понял?
Парень, у которого рот был заткнут мундштуком уздечки, попытался издать какой-то звук, но Марина, глядя снизу вверх, покачала перед его глазами пальцем:

- Тебе запрещается разговаривать; в знак понимания ты можешь только шевелить головой. Ты меня понял?
Бедняга кивнул, вызвав дружное хихиканье женщин.
- Твоя кличка отныне будет Серко и ты должен отныне откликаться только на нее. Ты меня понял, Серко? Отлично. Теперь мы готовы начать твою дрессировку и этим будет заниматься госпожа Ирина.

С этими словами Марина передала цепь тренерше, которая повела раба в сторону сарая. Ник выгрузил все из грузовика, после чего Римма попрощалась с Мариной и уехала.

- Ну как тебе моя покупка? – спросила Марина.
- Да, внушает, госпожа, - Ник аккуратно положил на землю кабриолетные колеса и, прежде чем ответить хозяйке, плюхнулся перед ней на колени.

- Все это отнесешь в сарай, кстати, теперь сарай у нас называется конюшней. Госпожа Ирина тебе покажет, что и как с ними сделать. С рабом не смей общаться!

- Слушаюсь, госпожа, - склонил голову Ник. – А можно вас спросить, госпожа?
- Хочешь узнать, что я с тобой собираюсь делать?
- Да, госпожа.
- Смотря, как себя будешь вести, - настроение у Марины было приподнято, и Ник от души поцеловал мысок ее сапога.
- Спасибо, госпожа, вы так добры ко мне!
- А теперь перетаскивай оборудование в конюшню, - приказала женщина.
Ирина держала цепь и давала указания рабу, сооружавшему себе постель из соломы.
- Ты что так долго? – прикрикнула она на Ника, втаскивавшего в сарай то, что он сумел поднять и дотащить. – Подойди-ка сюда.
«Невзлюбила меня эта сука», - посетовал Ник и, встав перед Ириной на колени, приготовился к побоям. Она взяла из принесенных вещей стальной прут и помахала им:

- Сначала давай сюда такие прутья и конструкции со скобами, да и сварочный аппарат. Кабриолет и все остальное можно потом. Бегом марш!

Потом под командой Ирины мужчины довольно-таки быстро обустроили новое жилище Серко. Слева они смонтировали железную клетку со множеством свисающих цепей, а справа огородили помывочный бокс. Не выпуская из руки цепь, к которой был прикован Серко, Ирина прижала к лицу маску и приварила несколько швов.

После чего она ввела парня в клетку, вдела цепь в металлическую скобу и защелкнула замок.
- А теперь неси все остальное, - сказала она Нику, а сама села напротив Серко и стала его внимательно осматривать и ощупывать все тело. Парень был еще в состоянии шока, помутненные глаза смотрели куда-то вдаль, и он совсем не реагировал на пальцы Ирины, забиравшиеся в его самые интимные места.

Ник уже подбирал последнее, что осталось из привезенного оборудования, когда из дома вышла Марина. Волосы ее были еще мокрые, видно, за это время хозяйка приняла душ. Она подошла к Нику, тут же ставшему перед ней на колени.

- Ну как там у нас дела? – в руках она держала две бутылки пива, одну из которых то и дело прикладывала к губам. – Да ладно, что ты все время плюхаешься на колени! Когда ты занят делом, не надо этого делать.

Она переоделась в короткую черную юбчонку, соблазнительно обтягивавшую ее ноги, а вместо кофточки на ней была черная кружевная комбинашка. Движения ее выдавали некоторую неуверенность; вероятно, она уже успела пропустить пару стаканов водки.

- Мы все там привели в порядок, - доложил ей Ник. – Госпожа Ирина, конечно, большой специалист своего дела.
Женщина зашагала к сараю, аккуратно ступая туфельками на очень тонких и высоких шпильках. После нее в воздухе остался неуловимый запах дорогих французских духов, и Ник поймал себя на том, что непроизвольно начинает испытывать все возрастающее возбуждение.

Он поспешил в сарай, ставший теперь конюшней, но из-за тяжелого груза все же опоздал к началу «представления».
- Госпожа Ирина и я - твои новые хозяйки, - говорила Марина рабу. – Разговаривать тебе, конечно же, нельзя, но ты должен знать, что меня зовут госпожа Марина, а твою дрессировщицу госпожа Ирина. Но еще раз повторяю, что ты пока разговаривать не имеешь права. Ты меня понял?

Парень кивнул головой и колокольчик, который Ирина уже успела прикрепить к уздечке, переливчато зазвенел, вызвав смешок у женщин. Они стояли напротив раба, держа в руке по бутылке пива, которые то и дело прикладывали к губам.

- Твоя жизнь в моем поместье будет не такой уж плохой: ты получишь хорошую кормежку, уход и я даже разрешу тебе некоторые привилегии, которых ты был лишен у своей предыдущей хозяйки, - при этих словах Марины парень как-то приободрился; она это заметила и с улыбкой оглянулась на Ирину. - А какие именно привилегии, ты об этом узнаешь в процессе дрессировки.

Ирина уже предупредила Марину, что первый день нового раба должен быть днем, когда ему твердо дают понять, кто хозяин, и, в то же время, не подавляют психологически. Так как Ирина была очень опытной в таких вещах, Марина четко следовала ее рекомендациям. А вот завтра, когда начнется первый день очень жесткой и даже жестокой дрессировки, он должен оказаться под все усиливающимся прессом физического и психологического давления.

- Пойдем? – спросила Марина. Язык у нее уже заметно заплетался. – Отметим сегодняшнее приобретение, - и она показала бутылкой на прикованного к цепи раба.

Ирина кивнула, и, взяв Марину за локоть, подвела к рабу.
- Но сначала, давайте, мы его обследуем, насколько он в состоянии выдержать предстоящие нагрузки.
- Давайте, - согласилась Марина, понимая, что Ирина все делает неспроста.
Женщина провела ладонью вверх и вниз по мускулистой груди раба и, взяв руку Марины, заставила повторить то же самое. Так они прощупали ладонями всю верхнюю половину тела парня и при этом достаточно искусно скрывали свое сексуальное возбуждение. По крайней мере, пока.

- Ник! – Марина вдруг обернулась и, осуждающе поджав губы, покачала головой. - Что ты тут стоишь как истукан? Убирайся отсюда немедленно.

И крикнула ему вслед:
- Залезешь в свою клетку и защелкнешь замок, а ключ до этого повесишь на стенку. Я приду и проверю. И не дай бог, если обнаружу, что ты не заперт!

Женщины понимающе улыбнулись друг дружке и продолжили «осмотр» раба. Теперь их теплые мягкие ладони скользнули вниз и стали делать круговые движения по животу.

- Я думаю, что он вполне выдержит, - с трудом подавляя улыбку, сказала Ирина и глазами показала вниз. Марина тоже сильно сжала губы и, нахмурив брови, изобразила очень серьезное лицо деловой женщины:

- Да, я тоже так думаю.
Затем Ирина прикоснулась к половому члену, делая вид, что не замечает состояния эрекции. Она несколько раз обжала ладонью ствол, потом как бы взвесила в ладони распухшие яичники и подождала, пока то же самое не проделает Марина.

- Но закон есть закон, не так ли?
Марина, у которой от похоти уже блестели глаза, согласно хмыкнула: Ирина намекала на предстоящую кастрацию раба.
Чуть ослабив цепь, Ирина повернула парня и велела нагнуться. Взяв ладонями его ягодицы, она широко их раздвинула и, показав Марине, удовлетворенно закивала головой.

- После небольшой разработки плашка, к которой будет крепиться хвост, плотно сюда войдет и будет нормально держаться.
Было видно, что раб получил огромное удовольствие от этого «осмотра».
- Я думаю, что дрессировка не на все сто процентов будет для него мучительной, - сказала многозначительно Ирина, кивая на мужской инструмент раба. Укоротив цепи, она жестко зафиксировала беднягу спиной к стойке, для подстраховки обмотала веревкой руки, которые и без того были прикованы к уздечке, и, на прощание, шаловливо щелкнула пальчиком по его окаменевшему от желания члену.

То же самое с удовольствием проделала и Марина.
Оставив раба в таком положении, они заперли дверь сарая на ключ и прошли в дом расслабиться после столь богатого на впечатления дня.

РАБОВЛАДЕЛИЦЫ Глава 6.
Порядком подвыпившая Ирина не стала уезжать к себе домой и переночевала у Марины. Когда она проснулась, на часах было уже полдевятого.

«Проспала!» - с ужасом подумала женщина и, быстро одевшись, вышла в гостиную.
У журнального столика сидела совершенно голая Марина и разговаривала по телефону. Увидев Ирину, она закрыла ладонью трубку и прошептала:

- Я звоню ветеринарше.
- Извини меня, Мариночка, я что-то проспала.
- Перестань! – Марина похлопала рукой по дивану. – Садись, будем опохмеляться. Простите, с кем я говорю? Кристина? Очень приятно.
Ирина улыбнулась, слушая с какой гордостью Марина сообщила ветеринарше о своем новом рабе-пони. Марина сказала, что раба доставили вчера, и она хотела бы, чтобы Кристина заехала к ней, чтобы сделать необходимое медицинское освидетельствование, поставить клеймо и подготовить к кастрации. Ветеринарша обещала подъехать через часочек.

Положив трубку, Марина радостно потерла ладони, привстала и села на колени к Ирине. Они стали страстно целовать друг друга, Ирина мяла груди Марине, которая вся выгнулась и стонала. Потом Марина просунула руку, чтобы расстегнуть лифчик Ирины, но та ее остановила.

- Надо начать дрессировку, - и легонько пошлепала Марину по попке.
Они опорожнили пару бутылок пива, после чего Ирина решительно встала:
- Я пойду в конюшню, а ты оденься и тоже подходи.
Марина обхватила подругу за талию и спустила молнию ее брюк.
- Ну, хватит, Мариночка, - поморщилась женщина.
Добравшись до кружевных трусиков Ирины, Марина чмокнула их и, подняв голову, сказала просительным тоном.
- Сними их, пожалуйста. Я хочу, чтобы ты дрессировала раба без трусиков.
- Да ты что? Это джинсовый материал, он мне все протрет, – и, чтобы не расстраивать Марину, добавила с кокетливым смешком. - Завтра надену коротенькое платьишко или мини-юбку, вот тогда, по особой заявке хозяйки, буду тренировать ее раба-пони снизу совершенно голая.

Ирина пошла в конюшню, а Марина взяла со столика колокольчик и взмахнула им, вызывая Ника. Но раб не появился, и женщина сокрушенно покачала головой:

«Воспользовался моментом и сбег, - подумала она. – Вот и делай поблажки после этого. Надо было, хотя бы, клеймо на жопу поставить». Но она была уверенна, что его поймают.

- Вот уж я душу отведу, - зло проговорила Марина. Она оделась, приготовила кофе, налила его в термос и вышла из дома. Во дворе раб бегал по кругу, а Ирина стояла в центре, придерживала конец длинной веревки, привязанной к уздечке, и подгоняла его длинным бичом. При виде нее раб громко заржал, приведя женщин в неописуемый восторг.

- Он это сам или ты его научила? – поинтересовалась Марина и сделала знак Ирине. – Пусть бегает по кругу, а ты иди, попьем кофейку.

- Представляешь, Ник сбежал, - пожаловалась Марина, когда они сели в тенечке пить кофе.
- Не смей сбавлять скорость! – крикнула Ирина, внимательно следившая за бегуном. – Это тот пожилой раб, твой бывший муж?
- Мне его, конечно, не жалко, он стоит, считай, копейки. Но я хотя бы его тебе подарила бы.
Ирина глянула на нее и усмехнулась.
- Ты же ему сама вчера велела отправиться в подвал, залезть в клетку и защелкнуть замок. Забыла, что ли?
Марина, в сердцах, грязно выругалась и, улыбаясь, покачала головой:
- Чего только по пьяни не бывает. Пойду, выпущу его.
- Да пусть себе сидит, ничего с ним не будет, - Ирина хлестнула бичом по деревцу и крикнула. – Ноги поднимай выше!
- Такое впечатление, что у него копыта на ногах.
- Специальная обувь.
- Давай здесь немножко побалуемся, - прищурив глаза, прошептала Марина. – Прямо во время дрессировки.
- Придется повременить, - Ирина показала на въезжавший во двор автомобиль.
- Это, должно быть, Кристина.
Ветеринарша оказалась молодой блондинкой лет двадцати в белом, очень коротком халатике. У нее были длинные мягкие волосы, доходившие до талии, пышный бюст, красивые синие глаза и очаровательная улыбка, обнажавшая ровный ряд зубов. Женщины приветливо поздоровались, и Марина предложила:

- Кристина, не хотите с нами кофе?
- Нет, спасибо, я только что пила.
- А, может, пивка?
- Ой нет, спасибо.
На ходу одевая перчатки, девушка подняла руку и раб остановился. Взяв его за уздечку, она пошла к своей машине, достала из сумки шприц и ткнула раба пальчиком в плечо:

- Нагнись.
Быстро сделав укол в задницу, Кристина приказала:
- А теперь продолжай бег.
Ирина взяла корду и снова стала в центре круга, а Марина с ветеринаршей прошли в дом, где Кристина сделала необходимые записи в документе на владение рабом.

- Вы, конечно, в курсе, что есть закон о кастрации раба-пони в течение десяти дней со дня покупки? – спросила девушка.
- Да, я хочу в эту субботу собрать небольшую вечеринку, на которой при всех кастрировать его.
Кристина понимающе улыбнулась.
- А вы сможете в субботу?
- Да, разумеется.
- Где-то часиков в четыре.
- Отлично.
- А сколько займет вся процедура?
- В зависимости от того, как его кастрировать. Можно полностью удалить член и мошонку, а можно просто перерезать трубочки, чтобы сперма не шла и, тем самым, лишить способности к деторождению.

- Нет, полностью, - решительно заявила Марина.
- Многие одинокие хозяйки предпочитают оставить органы. У раба тогда появляется восхитительная и очень долгая эрекция, - и девушка добавила, понизив голос. – У него будет стоять почти в течение пяти часов и без всяких нежелательных последствий.

- Соблазнительно, конечно, - улыбнулась Марина, - но я предпочитаю, чтобы у него между ног было совершенно пусто.
- Ну и ладненько, - девица встала с дивана. – думаю, что эта операция больше тридцати минут у меня не займет. Только я вам советую рабу ничего не говорить. Когда это неожиданно, они намного лучше ее переносят.

- Я сама всех предупреждаю, чтобы он об этом ничего не знал. Кстати, у меня есть еще один раб, это мой бывший муж. Я хотела бы его тоже кастрировать.

- Он у вас ездовой раб-пони?
- Нет, простой раб по хозяйству.
- А его не обязательно кастрировать.
- Но я так хочу. Тем более, я ему уже говорила, что собираюсь его кастрировать.
- Раз он ваш бывший муж, значит, достался бесплатно, поэтому, я думаю, вам все равно как он перенесет операцию. Ущерба никакого не будет. Тоже полностью будем удалять?

- Да, тем более у него!
- Понимаю вас, - улыбнулась девица.
- Да я вообще не хочу видеть этих мужских причиндалов. Они же голые, всеми днями маячат перед глазами – тьфу!
- Хорошо. Значит, в субботу я сначала кастрирую раба-пони, а потом вашего бывшего мужа. А клеймить хотите в тот же день?
- Да, конечно. Причем обоих.
-Тогда перед операциями я им прижгу клеймо, хотя, конечно, лучше это делать в разные дни. Например, хорошо было бы клеймо им поставить сегодня. А оно, кстати, у вас есть?

- Нет.
- Ничего страшного, давайте нарисуем эскиз, я закажу мастеру и в субботу или даже в пятницу привезу.
Женщины подробно обсудили все варианты и, в конце концов, пришли к выводу, что на клейме будет стоять вензель из букв «М» и «Р».
- А теперь, - Кристина выглянула в окно, - я вижу, что раба ведут в конюшню. Вот там я его и осмотрю.

По дороге Кристина расспрашивала Марину о настроении раба и о том, насколько он успел адаптироваться к новому окружению. Марина пожала плечами и призналась, что это ее как-то мало волнует: не раб выбирает свое окружение и, если оно ему не нравится, то на подобные проблемы хозяйке наплевать. Проходя мимо своего автомобиля, Кристина открыла заднюю дверцу и достала пластмассовую коробку с медицинскими инструментами. Марина заметила в багажнике стойку, напоминавшую стенд для физических упражнений. Кристина объяснила, что это приспособление она использует во время кастрирования рабов; оно позволяет полностью обесдвиживать раба во время операции и предоставляет ей свободный доступ к его гениталиям.

Ирина уже завела Серко в стойло и прикрепила цепи к кольцам. При виде вошедших в конюшню женщин, он заржал, но, из-за сильной физической усталости ржанье у него получилось слабым. Ирина тут же вытянула бичом по заднице раба и потребовала:

- Ну-ка, еще раз приветствуем хозяйку Марину и госпожу Кристину!
От боли парень чуть завис на цепях, но быстро выпрямился и громко заржал. Кристина подошла к нему, и раб заржал еще раз, но более радостно. Ему очень понравилась эта молодая девушка; от нее пахло свежестью, а ее ангельская внешность пробуждала в нем надежду на доброту и жалость. И еще он подумал, что, возможно, она имеет какое-то отношение к “некоторым привилегиям”, о которых вчера сказала госпожа Марина. Кристина приветливо улыбнулась рабу и произнесла своим чарующим голоском: «Серко, я являюсь ветеринаром и собираюсь проверить твое здоровье, чтобы удостовериться, что ты пригоден для выполнения роли раба-пони. Твоя владелица также попросила, чтобы я сделала тебе сегодня несколько незначительных процедур с целью подготовки тебя к твоей службе». Затем девушка прослушала стетоскопом грудь и спину раба, после чего стала ощупывать его половой член. Мягкие прикосновения Кристины доставили Серко внеземное наслаждение, и он даже не услышал, как девушка сказала, обращаясь к Марине и Ирине:

- Они не вызовут у нас никаких проблем и все, я думаю, пройдет так, как мы решили. Только надо будет до того дня его регулярно опорожнять, вы меня понимаете? -

Марина переглянулась с Ириной, и обе стыдливо заулыбались. – При опорожнении не забудьте стимулировать его простату, это сильно поможет. А, в остальном, он полностью здоров и готов для того, чтобы стать вашим рабом-пони.

Марина, стоявшая со скрещенными на груди руками, улыбнулась и кивнула головой.
- А теперь, Серко, - сказала Кристина, - прямо сейчас я сделаю то, что твоя новая хозяйка хочет в отношении тебя. Это ее законное желание и я постараюсь, чтобы тебе было не очень больно.

Глаза у парня округлились; он не понял, что собирается над ним проделать эта привлекательная молодая девушка. Обеспокоенный, он попытался что-то сказать, но продольный мундштук во рту позволил только издать какой-то неопределенный звук, на что Ирина сразу среагировала хлестким ударом бича.

Кристина попросила Ирину принести из ее машины распорку для ног и, привязав к ней Серко, уложить его спиной на пол. Бедняга лежал и с ужасом смотрел вверх на женщин, стоявших над ним. Он видел черные трусики ветеринарши, голую промежность хозяйки, но это его не только не возбудило, а, наоборот, предвещало что-то действительно страшное.

Кристина склонилась к Серко с нежной улыбкой на лице и пряча за спиной инструмент, который держала наготове.
-Серко, я собираюсь вдеть в твои сосочки управляющие кольца. Это не будет больно больше нескольких секунд, но потом, в течение нескольких дней, пройдет воспалительный процесс, и я потом объясню твоим госпожам, что надо будет делать.

Кристина шагнула и присела прямо над головой раба.
- Надеюсь, вы без трусиков? – наклонившись к ней, с улыбкой прошептала Марина.
- Обычно да, - подняла к ней веселое личико Кристина. – Но сейчас у меня месячные.
Серко смотрел вверх, но прямо перед глазами были черные женские трусы; он вдруг стал задыхаться и потому задергался всем телом. Ирина нагнулась и со всего размаха вытянула несколько раз бичом по подошвам его босой ноги, которые она освободила от копытной обуви, когда привязывала к распорке. От боли раб тихонько заскулил, а девушка хихикнула и подобрала подол халатика, открывая ему обзор. Помогая себе руками, прикованными к уздечке, Серко приподнял голову и увидел инструмент, похожий на длинные ножницы-щипцы. Кристина поднесла это к его груди, и он почувствовал укол, а потом и второй, но, по сравнению с ударом бича по ногам, боли практически не было. Девушка работала быстро и скоро все было кончено, Она встала, и женщины, скрестив на груди руки и шутливо подталкивая друг друга плечами, улыбались и любовались лежащим на полу конюшни рабом с окольцованными сосочками.

РАБОВЛАДЕЛИЦЫ. ГЛАВЫ 7-8
власов » Вт сен 28, 2010 05:21

Марина спустилась в подвал, включила свет и увидела, что Ник действительно сидит в клетке. «Только попробовал бы ослушаться», - подумала она и, взяв ключ, висевший на стенном крючке, присела на корточки перед дверцей клетки и отперла замок. Лежа на животе, мужчина выжидающе смотрел на свою владелицу, которая бесстыдно демонстрировала свою женскую интимность.

- Ну что ты уставился, этого добра не видел, что ли?
- Можно я вас поцелую между ножек?
- Сладенького захотелось? – насмешливо спросила женщина. – Я уж с ветеринаршей договорилась, в субботу она тебя заодно с моим новым рабом кастрирует и клеймо поставит на задницу. А потом я тебя продам: евнухи нынче в цене, хоть какие деньги за тебя выручу.

- Но я же вам, госпожа, отдал тогда сумму, - жалобным тоном заканючил Ник.
- А я все потратила. Ты думаешь молодой, сильный раб дешево стоит? А оборудование, дрессировка? – Марина взяла Ника за ухо и притянула к себе. – А, может, у тебя еще что-то припрятано?

- Нет, госпожа, все, что было, я вам отдал.
- Ну, тогда готовься, в субботу лишаешься своего мужского хозяйства.
- Пожалуйста, госпожа, прошу вас...
- Просить меня бесполезно, - Марина встала с корточек. – Я так решила, значит так и будет. Давай, вылезай.
Ник уткнулся лицом в тюфяк, на котором лежал в клетке, и горько заплакал. Плечи его дергались и раздавались невнятные причитания.
- Такова уж твоя судьба раба. У тебя нет никакого выбора и будет так, как решила твоя хозяйка, в данном случае я. Тебе остается только подчиниться. А за то, что ты вздумал со мной пререкаться, ты будешь еще и наказан.

Ник поднял голову и стал выползать из клетки.
- Простите меня, госпожа, я больше не буду.
- Это ты скажешь Ирине. Видел, как она бичом бьет? Да еще по подошвам ног.
Ник подполз к Марине и попытался поцеловать ее туфельку, но она больно ударила его острым мысом.
- А клеймо я сама тебе поставлю. И на заднице и на лбу...
- А как ты собираешься его продавать, если на нем будет твое клеймо, - возразила Ирина, когда Марина со смехом описала ей всю сцену в подвале. Она разделась догола и попыталась влезть в цветастое платьишко Марины. Так как по габаритам она немного была крупнее, платье плотно облегало ее тело и еле прикрывало волосатый лобок. Марина в восхищении подняла большой палец, но Ирина недовольно покачала головой:

- Я вздохнуть не могу, - ее крупные груди сплющились и почти вылезли наружу.
- Да ты только его выпорешь так и все, - воскликнула Марина. – Жалко, что камеру загнала, а то бы сняла на видео.
- Извращенка, - Ирина разглядывала себя в зеркале. – По-моему, намного сексуальнее, когда из-под подола трусы видны.
- Нет, ты так потрясающе выглядишь! Вот если в таком виде ты бы Серко дрессировала, я точно оргазмом бы изошла.
Ирина подвигалась, помахала руками и несколько раз присела.
- Вроде, ничего, только сиськи не вмещаются. Может, вырез шире сделать?
- Отрастила ты их!
- А у моей матери тоже груди были большие. Ну, где твой муженек? Пора показать ему, что значит не слушаться женушки.
- За дверью ждет.
Цокая туфельками на высоких каблуках, Ирина прошла в гостиную и на ходу притронулась длинным бичом к плечу Ника, который, сцепив пальцы рук за шеей, стоял на коленях лицом к стене в ожидании обещанной Мариной экзекуции.

- Марш во двор! – скомандовала женщина. При виде нее мужчина обомлел:
«Эта стерва в таком виде будет меня пороть!?» Он пополз на четвереньках следом за Ириной и почувствовал, что, несмотря на всю трагичность своего положения, не на шутку возбуждается.

- Ир, смотри, вот уж кто извращенец, - хихикнув, крикнула Марина, которая шла за Ником. – Ты ему нравишься: у него, кажется, уже встал.

Ирина остановилась и посмотрела вниз на подползавшего Ника. Приподняв бичом его подбородок, она чуть присела, глянула на член и прыснула.

- Мужики неисправимы, - покачивая головой, заявила она Марине. – Ложись на спину и подними ноги. Можешь поддерживать их руками. Выше, - потыкала она острием бича его икру. – Еще выше. Так и держи, но не смей сгибать! – и, взмахнув рукой, со свистом опустила бич на голую подошву.

В сладострастном оцепенении Ник смотрел снизу на эту куколку, которая ему казалась сказочной Госпожой из давних фантазий молодости. Он мужественно вытерпел первый ее удар, хотя боль была чудовищной. Второй удар, видно, разорвал кожу, потому что по ноге стала стекать кровь. Но уж после третьего бича он не выдержал и завизжал дурным голосом: никогда еще за все время рабства он не испытывал такой сумасшедшей боли.

- Будешь еще пререкаться со своей владелицей? – наклонилась к нему Ирина, придерживая рукой выпиравшие из выреза платья груди.
- Я больше не буду, госпожа! – рыдая, еле выговорил Ник. – Пожалуйста, простите меня! Очень больно!
- Раз хозяйка что-то решила, значит это что?
- Это закон для раба, - быстро сказал Ник. – Пожалуйста, не бейте меня больше, я буду себя хорошо вести.
Ирина вытянула бичом по заднице мужчины, который все еще лежал на спине, поддерживая руками поднятые вверх ноги:
- Я тебя не бью, а что делаю?
- Наказываете меня, простите, госпожа!
- За что наказываю? – бич еще раз свистнул, оставив на коже ягодиц кровавую полоску.
- За то, что я пререкался с госпожой, я больше этого не буду делать!
Ирина вопросительно посмотрела на Марину, которая, скрестив на груди руки, с улыбкой наблюдала за поркой. Она покачала головой и удар бича на этот раз пришелся по мошонке Ника. Мужчина завопил и, на свое счастье, потерял сознание.

Оставив его лежать на земле, женщины пошли к конюшне. Они со смехом обсуждали сеанс порки, с особым смаком вспоминая тот момент, когда у раба появилась эрекция.

Серко, которого Ирина, уходя, уложила на толстый слой соломы, стоял и с беспокойством смотрел на вошедших женщин. Он слышал отчаянные вопли Ника и со страхом подумал, что теперь они пришли наказывать его.

- Мальчик испугался? – улыбаясь, Ирина провела ладонью по загорелой груди раба. – И забыл как надо приветствовать своих хозяек?
Парень заржал, а Ирина принялась распутывать цепи, которые сбились от того, что Серко самостоятельно встал со своей соломенной постели.

- Госпожа Марина, - обратилась Ирина к подруге, - будем наказывать Серко за то, что он без разрешения встал на ноги?
- И за то, что забыл нас приветствовать, - Марина подошла к рабу с другой стороны и, наклонив голову, с вожделением посмотрела на его половой член.

Ирина протянула ей бич и Марина легонько постучала им по заднице раба:
- Ах, ах! Но он, наверное, нам хочет обещать больше никогда так не делать, да?
Серко закивал головой, вызвав перезвон колокольчика.
- Вот и умница. А теперь посмотри на госпожу Ирину, нравится тебе ее платье?
Подняв высоко над головой руки, Ирина стала вертеть тазом, потом приподняла подол платья, повернулась спиной и выставила на парня голую попку.

- Хотелось бы трахнуть свою дрессировщицу?
Ирина подошла чуть ближе и, задрав подол, выгнула вперед свою волосатую промежность. У бедняги наступила эрекция и женщины весело засмеялись. Ирина томно взяла его окаменевший член в ладошку и стала медленно водить рукой вперед-назад.

- Тебе нравится? – она кокетливо прижалась к его плечу голой грудью и в этот момент произошло мощное семяизвержение. Завизжав, женщины отпрыгнули и, прижав руки к животам, согнулись в истерическом хохоте. Когда они успокоились, Марина показала рукой:

- Ты смотри. У него еще стоит.
- Значит, нам придется продолжить. Кристина сказала, что надо опорожнять его полностью, - Ирина вставила палец в задницу парня. – Простата у него твердая, - проговорила она и, снова взяв в ладонь член раба, стала мастурбировать его, одновременно нажимая пальцем на простату. Серко страстно задышал и выбросил еще одну порцию спермы.

- Ты у нас превосходный пони-раб, - ласково сказала Ирина и покачала его член, стряхивая с головки капли. – А теперь, - она погладила бицепс парня, - нам надо продолжить нашу дрессировку. Мы же ведь хотим стать хорошо дрессированным пони госпожи Марины, правда, Серко?

Впервые испытавший подобное сексуальное наслаждение от ручек женщин, раб заржал, готовый на все ради таких прекрасных хозяек.
- Эта часть тренировки будет намного трудней, - Ирина выглянула из ворот конюшни и крикнула. – Эй, Ник! Хватит валяться! Быстрей ползи на коленях сюда! Ты будешь теперь бегать с грузом, - добавила она уже нормальным голосом, - чтобы потом легко тащить кабриолет с госпожой Мариной и ее пассажирами. И перепрыгивать через препятствия, чтобы научиться не падать, когда будешь запряжен.

Всхлипывая, Ник вполз в конюшню и, направившись прямиком к Марине, стал целовать ее туфли:
- Простите меня, госпожа, я больше не буду.
Женщина зло пнула его и, ни слова не говоря, отошла.
- Помой раны на ногах, - велела ему Ирина, показывая в сторону помывочного бокса. – И я тебе их заклею пластырем.
- Чего это ты? – удивилась Марина.
- Мне нужна его помощь.
Потом Ник, осторожно ступая на цыпочках, стал выносить из конюшни барьерчики и устанавливать там, куда показывала Ирина. У Серко она освободила руки и велела поднять и держать на плечах небольшую, но очень тяжелую штангу. Держа одной рукой корду, конец которой был привязан к уздечке Серко, другой рукой дрессировщица стала подгонять его бичом, заставляя убыстрять бег, перепрыгивая при этом через барьеры. Так продолжалось несколько часов, пока раб не достиг крайней степени изнеможения. Марина некоторое время наблюдала за тренировкой, потом встала и приказала Нику, сидевшему на земле неподалеку и то и дело поглядывавшему с виноватым видом на хозяйку:

- К ноге! – и похлопала ладонью по бедру.
Она шла, скрестив руки под грудью, и посматривая вниз на семенившего рядом на четвереньках Ника:
- Старайся, чтобы голова твоя всегда была рядом с моей ногой.
Войдя в дом, Марина плюхнулась на диван и поманила пальчиком раба:
- Ну что, понял, наконец, кто здесь хозяин?
Ник стоял перед ней на коленях, держа руки с безвольно опушенными вниз кистями на уровне груди и по-собачьи преданно смотря на хозяйку, которая сидела, развалясь и широко расставив голые ножки.

- Да, госпожа, пожалуйста, простите меня!
- Понял, что раз я что-то захотела, ты должен этому подчиниться, ни на секунду не раздумывая?
- Я виноват, госпожа, я вас буду во всем беспрекословно слушаться.
- А ты помнишь, что то же самое говорил, когда просил забрать тебя из исправительной клиники? Ты не сдерживаешь своих обещаний и еще хочешь, чтобы я на тебя не сердилась.

- Я очень виноват перед вами, госпожа, - жалобным тоном произнес Ник.
- Хорошо, что хоть стал понимать это, - женщина закурила сигарету и выдохнула прямо в лицо раба. Расширив ноздри, он с наслаждением вобрал в себя клубок табачного дыма и Марина закрыла ладонью рот, чтобы скрыть улыбку.

- Ну так что насчет субботы?
- Раз вы так решили, госпожа, - потупив глаза, тихо сказал раб, - я, значит, в субботу лишусь всего этого, - и он показал на свой член.

Марина хихикнула на его жест, но потом придала лицу серьезное выражение:
- Но ты переживаешь по этому поводу и огорчен?
Она испытующе посмотрела на него и погрозила пальчиком.
- Раз вы этого хотите, госпожа, - покорно склонил голову Ник, - я буду счастлив угодить вам.
Наступило молчание. Он поднял на нее глаза и увидел, что она опустила руку себе между ног и мастурбировала, чуть запрокинув назад голову.

- Ты это говоришь искренне? – томным голосом спросила женщина.
- Да, госпожа! – воскликнул Ник и, осмелев, подполз ближе и поцеловал мастурбирующую руку Марины. Она схватила его волосы и, страстно прижав к своему паху, тут же оттолкнула так, что он упал на спину. Похохатывая, женщина подошла к окну и, высунувшись по пояс, крикнула:

- Ир! Ну хватит, а то загонишь его!
Ник зыркнул глазами на голую аппетитную попку высунувшейся в окно Марины и подумал с восхищением:
«Моя хозяйка!»
- Пожалела его? – послышался голос Ирины.
- Конечно, за него же деньги плочены.
- Хочешь посмотреть водные процедуры?
- Бегу! – Марина обернулась к Нику и молча показала пальцем на угол.
Ирина освободила руки Серко и сняла с него уздечку.
- Живо снимай обувь, - велела она, а сама включила подогреватель горячей воды. – Вставай и подойди сюда.
Впервые за последнее время парень был абсолютно голым. Он прикрыл ладонями низ живота и так побежал мелкими шажками к Ирине, стоявшей в центре помывочного бокса со шлангом в руке. Женщина нагнулась, отвернула кран и направила на него очень сильную струю воды.

Серко стал отфыркиваться и, закрыв глаза, замотал от удовольствия головой. Было так хорошо без уздечки, со свободными руками и после такого тяжелого бега!

- Серко, голос! – крикнула ему Ирина. Парень открыл глаза, увидел, что в конюшню вошла хозяйка и радостно заржал, вызвав дружное хихиканье женщин.

- Будь внимательнее, мне уже надоело тебе напоминать, - с этими словами Ирина подала ему флакон шампуни.
Пока раб намыливал себе голову и тело, Марина подошла к Ирине и протянула ей пиво. Делая глоток из бутылки, дрессировщица скосила вниз глаза, чтобы видеть движения раба. Ее узкое, туго облегающее тело платьишко уже было мокрым, что вызвало прилив нежности у Марины, которая крепко ее обняла и поцеловала в губы. Но Ирина на это не отреагировала; она схватила жесткую лошадиную щетку и стала скоблить кожу Серко. Он стоял, покорно поворачиваясь из сторону в сторону. Потом она снова подняла шланг и с улыбкой протянула Марине. Женщине понравилось поливать своего раба из шланга; она до конца отвернула кран и пыталась сильной струей воды сбить его с ног, но он устоял и у Марины даже возникло желание поцеловать его за это.

Каждый раз, глядя на Серко, она машинально вспоминала момент, когда выкладывала за него крупную сумму денег. И еще момент, когда точно такой парень трахнул ее, когда она была вокзальной проституткой, и, мало того, что не заплатил, да еще избил и ограбил вчистую. А вот теперь он полностью принадлежит ей, потому что она его купила, и она может с ним делать все, что захочет. Взяв раба за половой член, Марина подвела его к тумбочке, на которой Ирина разложила на бритвенные принадлежности.

- Пока еще ты мокрый, мы тебя побреем, - заявила она рабу. - Ты должен быть всегда чисто выбрит, и единственные волосы, которые я тебе разрешаю иметь, - это твоя шевелюра на голове. Ложись вот сюда, - и она показала на бетонный пол.

Обе женщины присели над ним - Ирина у ног, а Марина повыше, но с противоположной стороны, - намылили волосатые участки тела пеной и, отпуская шуточки, приступили к бритью.

- Мужчина, конечно, должен сам бриться, - сказала Ирина. – Но ведь наш Серко не мужчина.
- И ему нельзя брать в руки ничего острого. Но, Ир, ты, конечно, выглядишь просто потрясно!
- И ты, уверяю тебя, - Ирина, поджав губки, кивнула подбородком на оголенный пах Марины. – Раздвинь ноги! Или ты хочешь, чтобы я снова тебе надела распорки?

Потом они стали обмазывать тело парня детской пудрой, и Серко почувствовал себя свежим и расслабленным, почти как после того восхитительного сеанса онанизма.К среде Марина обзвонила всех по списку, который она составила вместе с Лорой, и пригласила на вечеринку в субботу. Каждая из приглашенных с удовольствием согласилась приехать к Марине и присутствовать на кастрации нового раба-пони. Они обещали Марине до начала операции кастрации вдруг не проболтаться об этом Серко, а еще оставить дома своих рабов-пони, у кого, конечно, таковые были, чтобы Серко, увидя их, не догадался о том, что его ожидает.

Во дворе Ирина работала с Серко на круге, и Марина, наблюдая за ним из окна, порадовалась тому прогрессу, который он сделал за эти дни. Она уже обратила внимание на то, что Серко явно нравилось быть ее рабом-пони. Еще издали завидев свою хозяйку, он начинал радостно ржать, бить ногой, обутой в копыто, и встряхивать хвостом. При этом его член смешно подпрыгивал, и Марина непроизвольно потягивалась всем телом; ее возбуждало то, что скоро Серко лишится своего мужского атрибута, которым он явно гордился, но он еще даже и не догадывается об этом ее решении. Конечно, он, как и любой мужчина на его месте, очень не захочет этого, но будет вынужден подчиниться, ибо полностью принадлежит ей.

Именно она, бывшая вокзальная проститутка, выбрала этого парня на базаре и купила, словно вещь. И теперь делает из него пони, чтобы запрячь и ездить на нем. От этих мыслей у нее стало сладко подсасывать под низом живота и рука сама потянулась под подол юбки.

Громкий телефонный звонок заставил Марину встрепенуться. Это была Кристина, которая сообщила, что клеймо готово, и она может его подвезти. Заодно она предложила провести клеймение, дабы не перегружать субботу.

И сообщила зачем-то, что у нее закончились критические дни.
Не убирая руки, Марина закрыла глаза и представила задницы Серко и Ника с выжженным клеймом, оповещавшим весь мир о том, что они являются ее, Марины Розановой, собственностью.

- Хорошо, Кристина. Что надо для этого приготовить?
Она позвонила в колокольчик и в комнату на четвереньках вошел Ник. Подойдя к хозяйке, он лизнул ей руку, в то время как она надевала ему на шею поводок.

- Нет, - сказала Марина. – Ты, хоть и стараешься, но все делаешь совсем не по-собачьи.
Ведя Ника за поводок, она вышла во двор и Серко встретил ее громким ржаньем. Марина ударила Ника концом поводка, он прижался к земле и испуганно посмотрел на нее:

- Неужели трудно догадаться, что и ты должен подать голос? – прошипела она.
Ник пискляво залаял, на что Ирина издали крикнула:
- У нас тут целый зверинец!
- Ну как наш мальчик? – спросила Марина подошедшую дрессировщицу.
- Смотри, как он горделиво несет свой хвост.
Несмотря на то, что Ирина вышла из круга, раб продолжал свой бег, высоко поднимая ноги и поддавая задницей, чтобы хвост парил, а не волочился по земле.

- И сегодня я его почти не подгоняла бичом.
- Молодец, Серко! – крикнула Марина и добавила, обращаясь к Ирине. - Скоро он у меня будет предметом зависти для всех других понивладелиц, - приподняв юбку, она уселась на спину Ника.

- Да, я думаю, через пару недель моя работа закончится.
- Садись, - Марина чуть подвинулась и похлопала по Нику.
- Ник, мы там тебя не раздавим? – хохотнула Ирина, усаживаясь. Она была не в своих обычных брюках, а в белом коротеньком платьишке.

- А ему, небось, приятно чувствовать наши «цветки», - Марина чуть наклонилась вперед и вниз, - да, Ник? – и она, улыбаясь, поерзала на нем тазом.

- Да, госпожа, очень приятно.
- Во, идиот, - сокрушенно покачала головой Марина, обращаясь к Ирине. – Не может усвоить, что он пес и потому должен или лаять, или скулить, но не разговаривать!

Кстати, едет Кристина, она клеймо везет. Сегодня мы нашим мужчинам задницы и украсим.
- А я собиралась запрячь Серко, чтобы он нас покатал.
- Ну и в чем дело? Давай.
Ирина встала и щелкнула бичом. Серко резко повернулся и, примчавшись к дрессировщице, продолжал свой бег, но уже на месте.
Марина тоже встала, шлепнув Ника по заднице:
- Иди, помогай госпоже Ирине!
Женщина взяла парня за уздечку и, подведя к кабриолету, поставила между лежавшими на земле оглоблями. Ник подобострастно подал Ирине оглобли и она ловким движением прикрепила их длинными цепями к уздечке Серко, потом освободила его руки и жестко приковала к тем же оглоблям.

- Можно садиться? – засияла Марина. Ник подскочил к хозяйке и подставил ей спину. Она ступила на него ногой и почти плюхнулась на сидение, от чего рессоры с ее стороны мягко саммортизировали. Ирина прикрепила к уздечке Серко поводья и вместе с бичом передала Марине. Ник пролез под днищем экипажа и стал на четвереньках между подножкой и Ириной.

- Надо же! - воскликнула с улыбкой дрессировщица и сделала ему книксен. – Мерси!
- Неужели это мне не снится? – Марина сидела, выпрямив спину и держа натянутыми поводья.
- Поехали? – Ирина откинулась на сидении и вытянула широко расставленные ножки.
С восхищением посмотрев на подругу, Марина вытащила из выреза платья груди:
- Давай, поедем вот так, - предложила она.
- Давай! – согласилась Ирина и тоже вытащила сиськи.
Марина несильно ударила Серко бичом и взмахнула поводьями. Парень побежал, а женщины завизжали от восторга. Раб мчался плавно, мощно выбрасывая вперед сильные ноги. Они выехали из ворот, повернули на мощенную улицу и Марина совсем ослабила поводья. Кабриолет быстро набрал скорость и полетел по дороге, оставив далеко позади Ника, который сначала с лаем побежал на четвереньках за ними, но был вынужден отстать.

- Тпру-у! – Марина вдруг резко натянула поводья и Серко остановился как вкопанный.
- Да, не слабо! – покачала головой Ирина.
- Пусть едет шагом, - Марина передала дрессировщице поводья, а сама прижалась грудями к ней. – Давай будем вместе жить, - она впилась в губы Ирины жадным поцелуем и терлась об ее груди. – Я обещаю, что буду тебе верной женой.

Ирина развернула Серко, кабриолет медленно покатил обратно, а женщины тем временем занялись лесбийской любовью.
Они проехали мимо Ника, который шел по обочине, но, заслышав колокольчик Серко, мигом стал на четвереньки. Он понял, хозяйки увлечены и им не до него, поэтому снова встал и зашагал: «Может, сбежать? - подумал он. – А то сегодня клеймо эта сука выжжет мне на заднице, в субботу собирается кастрировать, а там потом и продаст как евнуха».

Николай Петрович шагнул в сторону и сел на небольшой придорожный холмик. Теплая земля приятно грела голую задницу, еще саднившую после утренней порки Марины. Мужчина знал, что никуда не убежит, но захотелось немного помечтать. Закрыв глаза, он вообразил себя одетым и выходящим из ворот дома, не боясь быть выпоротым. Дальше его фантазия забуксовала, ибо то, что он себе уже представил, показалось ему каким-то скучным и пресным. «Но разве можно рабство у этой шлюхи вообще назвать жизнью?» - попытался он себя урезонить, однако поймал себя на ощущении, что всегда мечтал именно об этом.

- Эй, ты! – услышал вдруг он женский возглас. – Ну-ка, бегом ко мне!
Увлекшись мыслями, он не заметил проезжавшего автомобиля, за рулем которого сидела молодая девушка с распущенными белокурыми волосами. Держа в руке плетку, она вышла из машины; легкий порыв ветерка поднял подол ее коротенького белого халатика, обнажив волосатый бугорок между стройными, длинными ножками.

- Ты беглый раб? – спросила она строго своим ангельским голоском.
Еще издали Ник воскликнул:
- Я и не думал убежать, госпожа!
Девушка шагнула ему навстречу и замахнулась плеткой, обнажив подмышку с рыжеватым пушком.
- Пожалуйста, не наказывайте меня, госпожа, - Ник плюхнулся перед красоткой на колени и вобрал в себя голову. – Я вам все объясню.

Девушка несколько раз стеганула его по спине, а потом показала плеткой в сторону автомобиля:
- Залезай в машину и ложись на пол!
Ник лег на спину в проеме заднего сидения, приподнял ноги и показал поводок на своей шее:
- Я раб госпожи Марины, она каталась на пони, а я бежал как собачка рядом, ну и отстал.
Девушка посмотрела на лежавшего мужчину, чуть задержала взгляд на его члене и, с некоторой издевкой поставив ногу на подножку машины, оперлась об коленко рукой, которой поигрывала плеткой.

- А что я тебя у нее не видела? – спросила она. – Погоди, ты ее бывший муж? Тот, которого она собирается в субботу кастрировать?
- Да, госпожа, меня зовут Ник.
- Ну, что же, - хихикнула девица, - будем знакомы: я ветеринар. Как раз я и буду тебя кастрировать, - она протянула ручку и, взяв двумя пальчиками его член, легонько помахала им. – В субботу ты лишишься его – так захотела твоя бывшая женушка.

Потом она ткнула острым ногтем пальчика по его заднице:
- А сегодня она тебе сюда поставит свое личное клеймо, которое я и везу. Подай-ка мне свой поводок.
Кристина крепко связала ремнем руки Ника:
- Закон есть закон. Поскольку я тебя поймала без хозяйки, ты считаешься беглым рабом, и я обязана сдать тебя полиции. Но раз ты назвал имя своей владелицы, я тебя передам ей, а уж она сама решит как с тобой поступать.

- Спасибо, госпожа, - пробормотал Ник.
- По инструкции я обязана привязать беглого раба, в данном случае тебя к машине и ты должен за ней бежать, а не разъезжать как человек. Но, учитывая твой преклонный возраст, я, так и быть, нарушу этот пункт инструкции.

- Спасибо большое, госпожа, вы так добры ко мне!
Ирина уже распрягла Серко, вымыла со скребком и снова вывела в круг, чтобы он высох на ходу. Женщины сидели в тенечке, потягивали пиво и наблюдали за непринужденным бегом раба-пони.

Марина и не заметила отсутствия Ника. Увидев Кристину, подгонявшего плеткой ее раба со связанными впереди руками, она захлопала в ладошки:

- С плеткой, Кристиночка, вы выглядите потрясающе эффектно!
- А вы ничего не потеряли?
- В каком смысле?
- Он говорит, что вы его хозяйка.
- Да, это мой раб, я о нем вам говорила.
- Я его поймала на дороге.
- Ах да, мы катались на Серко. Кстати, не хотите попробовать?
- Значит, он не сбежал? – спросила девушка, постучав плеткой по плечу Ника.
- Да нет, - махнула рукой Марина. – Покажете клеймо? Умираю от любопытства!
Девушка подала ей сверток, а сама развязала Нику руки и, как бы на прощание, легонько вытянула плеткой по заднице:
- Марш на место! – скомандовала она.

- Ник, далеко не уходи, а лучше, - Марина раздвинула приглашающе ножки, - залезай сюда под скамейку. Как здорово! – вскричала она, разглядывая клеймо. - Ну, кого первым будем клеймить, Ника или Серко?

- Ты хозяйка, тебе и решать, - Ирина щелкнула бичом и крикнула. – Серко, покажи госпоже Кристине как ты гордишься своим хвостом!
Девушка с улыбкой наблюдала за парнем, важно вышагивавшим перед ней и потряхивавшим хвостом, вставленным в задницу.
- Плашка плотно держится в отверстии? – спросила она Ирину, чуть задержав взгляд на ее вываленных из выреза платья грудях.
- Когда я его мыла, - хихикнула Ирина, - хотела вытащить, а он так сильно сжал очко! Представляешь, не хочет ни на секунду расставаться со своим шикарным хвостом.

- Серко, поди сюда! – позвала раба Марина. С радостным ржаньем парень подбежал к своей хозяйке, которая масляными глазами оглядела его, и, стараясь скрыть улыбку, нежно сказал. – Серко, я очень довольна твоими успехами. Ты самый лучший раб-пони из всех, кого я до сих пор видела.

Прямо с места тот очень высоко подпрыгнул и, зависнув в воздухе, быстро задвигал ногами. Мягко приземлившись, он чуть присел и, крутя задом, счастливо заржал.

- Он явно любит, когда его хвалят, - вставила Кристина.
- И я хотела, чтобы ты знал, - продолжила Марина, легонько потискивая себе грудь. – В субботу приедут гости специально для того, чтобы тебя увидеть. Ты будешь в центре всеобщего внимания.

Хотя рот парня почти полностью закрывал мундштук уздечки, он широко улыбнулся и глаза его заблестели от удовольствия.
- Но приедут одни только женщины. Ты будешь единственным среди нас мужчиной, поэтому я надеюсь, что ты меня не подведешь. И что я не стану краснеть из-за твоего поведения.

Было видно, что Серко просто счастлив слышать слова Марины. Ему действительно очень нравилось быть в центре внимания, и перспектива оказаться совершенно голым в компании хихикающих и трогающих его прекрасных дам настолько возбудила раба, что эрекция была немедленной. Ирина подняла бич, чтобы щелкнуть по члену, но Марина ее остановила:

- Я надеюсь, что этого ты в субботу себе не позволишь? Договорились?
Раб виновато заржал, он как-то весь поник и женщины дружно засмеялись; они знали, что как раз в субботу они кардинально избавят его от этой ненужной способности несвоевременной эрекцией ставить себя в неудобное положение.

- Хорошо, хорошо, - Марина заговорила с Серко таким тоном, словно он был маленьким ребенком, - не переживай так. Мы тебя прощаем.
Ирина, сидевшая на скамье вся развалившись и почти полностью оголившись, подняла концом бича его опущенный подбородок:
- Твоя хозяйка даже готова сама поставить на тебе свой знак. А это очень большая привилегия для раба, правда, госпожа Кристина?
- Да, конечно, - подтвердила девушка. – Когда госпожа сама ставит на раба свой знак, это значит, что она его очень ценит и никогда никому не продаст.

Серко приободрился и снова горделиво выпрямился.
- А пока, - приказала ему Ирина, - сделай несколько кругов, чтобы он у тебя опустился.
- Надо, наверное, его раскалить? – спросила Марина, вертя в руке клеймо. – Может, костер развести?
- Да лучше всего на кухне, - посоветовала Кристина.
- Тогда пошли в дом, - Марина чуть наклонилась и заглянула под скамейку. – Ник, подай госпоже Кристине свой поводок.
Мужчина протянул девушке свободный конец ремня, одетого ему на шею, но Ирина еле заметным движением очень больно щелкнула бичом по руке:

- Это надо делать зубами!
- Учи его не учи, - Марина махнула в сторону Ника рукой, - все бесполезно.
Женщины пошли к дому, причем Кристина вела Ника на поводке.
- Хороша, правда? – шепнула Марина подруге, показывая на молоденькую ветеринаршу. Ирина кивнула и бичом подозвала Серко.
На кухне Марина зажгла газ и, взяв клеймо за пластмассовую ручку, сунула в пламя корпус с выгравированным вензелем.
- Его особенно не надо раскалять, - сказала Кристина. – Это не как при клеймении скота. Человеческая кожа намного нежнее шкуры скотины, поэтому очень большая температура не нужна. И надо прикоснуться чуть-чуть.

- Может, сначала на Нике потренироваться? – предложила Марина.
Но Ирина показала ей глазами в сторону Серко, который явно испугался; он побледнел, прислонился спиной к косяку двери и медленно оседал. Дрессировщица взяла его за уздечку и подвела к обеденному столу:

- Это секундное дело, - сказала она и заставила прислониться локтями к поверхности стола. – Будь мужчиной, что о тебе подумает госпожа Кристина. Она же еще почти девочка. Нравится она тебе?

«Во, шалавы! – подумал Ник, стоявший на коленях в углу. – Носятся с ним, как с писаной торбой».
Кристина прикоснулась мокрым пальчиком к клейму, подождала еще секунд десять, потом кивнула. Марина быстро поднесла клеймо к заднице раба и прижала к левой ягодице; раздалось грозное шипение и по кухне распространился запах горелой кожи. Серко так сильно дернулся, что Ирина и присоединившаяся к ней Кристина еле его удержали. Парень почувствовал жгучую боль; вокруг раны немедленно образовался огромный белый волдырь, и Марина в ужасе застыла, прижав ко рту ладонь. Ветеринарша глянула на задницу раба и ее длинные белокурые локоны мягко протащились по его спине.

- Нормально, - заявила она и погладила голову Серко. – Хороший мальчик, как он себя мужественно держал.
- Даже не издал ни звука, - Ирина взялась сзади за уздечку и потянула на себя. – Скольких рабов я клеймила, все они кричали, рыдали, а наш Серко, какой он у нас молодец! - и она легонько обжала ладонью его половой член, на что парень снова приосанился и гордо заржал.

- К субботе все это заживет, - успокоила Марину девушка.
- Может, чем-нибудь намазать?
- Нет, не стоит.
- Я его отведу в конюшню, - сказала Ирина, держа Серко за уздечку, - посажу на цепь, запру дверь на ключ и пусть до завтра отлеживается. А мне уже делать нечего, так что поеду домой, ладно?

- А как же Ник, ты не поможешь его клеймить?
- А что там его клеймить? Привяжешь к чему-нибудь и все дела!
- Я, пожалуй, тоже поеду.
- Кристиночка, подвезете меня?
- С удовольствием!
- Предательницы! – укоризненно покачала головой Марина. – Бросаете меня одну? Ну, ладно, чао! – женщины поцеловались и Ирина увела Серко. - Я хочу поставить Нику клеймо на задницу и еще на лоб, что вы на это скажете, Кристиночка?

- Только сначала, действительно, привяжите покрепче.

- Проводи девочек и запри ворота, - приказала Марина Нику, а сама достала из шкафа бутылку водки.
В ожидании, пока Ирина закончит возиться со своим подопечным, Кристина завела двигатель машины и подозвала Ника, стоявшего на коленях около ворот.

- Ты уговори свою хозяйку, чтобы поставила только одно клеймо.
- Да что вы, госпожа! Стоит мне заикнуться, она тут же меня накажет за то, что осмелился ей перечить.
- Но она же была твоей женой, хоть немного жалости должно же остаться. Ты, наверное ее сильно бил?
- Нет, никогда! – замотал головой Ник.
- Значит как-то плохо обращался, вот теперь и аукается. Она даже мне тебя предлагала бесплатно.
- О чем это вы? – спросила Ирина, усаживаясь рядом с Кристиной.
- Марина собирается ему и на лоб клеймо ставить, а это, сама знаешь...
- Трусишь? – хихикнула женщина. – Ничего, с клеймом своей бывшей жены на лбу ты будешь гораздо умнее.
Они уехали, Ник запер ворота и на четвереньках направился к дому.
- Дверь закрой на засов, - крикнула ему Марина.
Она развалилась на диване, бесстыдно демонстрируя свои одрябшие прелести.
- Ну, что, Ник, давай теперь я с тобой займусь, - она с хрустом потянулась всем телом. – А потом баиньки бай-бай. Что-то уморилась я сегодня. Принеси из подвала веревку.

«Привяжу его раком к стулу, - прикидывала она, чувствуя уже воздействие алкоголя, - сначала поставлю клеймо на жопу... Нет! Сперва на лоб»

Ник приполз, неся веревку, которую обмотал вокруг шеи.
- Нагнись вот так, - велела ему Марина.
- Госпожа, - Ник испуганно посмотрел на свою полностью обнажившуюся хозяйку.
- Цыц!
- Но вы же выпили!
- Ты еще мне будешь замечания делать? – с грозным видом она уперла кулаки в бока.
- Если бы на трезвую голову клеймили меня, я бы слова не сказал, а так...
Взяв веревку, женщина подошла к нему и нахмурила брови:
- Руки!
Ник покорно протянул вперед руки и Марина, накинув на них петлю, крепко затянула:
- Он еще будет меня критиковать!
Мужчина всхлипнул:
- Простите меня госпожа, но мне очень страшно.
Она покусала изнутри губки, чтобы не расхохотаться, и пьяно икнула.
- Это минутное дело. Будет чуть-чуть больно, но ты раб и на тебе должно быть клеймо твоей хозяйки. Так требует закон, ты же ведь не хочешь стать бунтовщиком?

Ну, будь послушным рабом и делай так, как тебе приказывает твоя хозяйка.
- Слушаюсь, госпожа, - Ник нагнулся и Марина прикрутила веревку к стулу.
- Подвигайся, - женщина проверила узлы. – Вроде, крепко тебя связала, не вырвешься. Ой, из-за тебя, - она в сердцах шлепнула его по спине, - я забыла клеймо на огонь поставить.

Прислонив к горящей конфорке клеймо, Марина посматривала на привязанного раба и выговаривала его.
- Какой же ты мужик, что так ведешь себя, да еще перед женщиной! Что же будет, когда в субботу Кристина тебе член станет отрезать? Придется тебе рот заклеить, а то сраму не оберусь.

Она подошла к Нику, с ходу прижала к его ягодице раскаленное клеймо и держала намного дольше, чем когда клеймила Серко. Ник дернулся и замычал от боли. Марина посмотрела на рану и удовлетворенно хмыкнула. Потом снова стала раскалять инструмент.

- Больно?
- О-очень, - дрожащим голосом выдохнул мужчина. Он крепко стискивал зубы, чтобы не заплакать, но чувствовал, что по лицу уже текут слезы.

- Еще немного, и ты будешь моим рабом по-настоящему.
Марина взяла Ника за шею, прижала к своему мягкому, обвислому животу, запрокинула вверх его голову за подбородок и, чуть нагнувшись, прижала ко лбу клеймо. Бедняга дико завопил, но женщина его крепко держала.

- Ну вот и все! – сказала она и покрутила клеймом перед его вытаращенными глазами. – Теперь все будут знать, что ты раб Марины Розановой.

РАБОВЛАДЕЛИЦЫ. ГЛАВЫ 9-10(КОНЕЦ)

Все было готово к субботнему представлению. Марина позвонила Кристине и стала расспрашивать о специфических особенностях предстоящей процедуры, в частности, что она должна сделать или приготовить к завтрашнему дню. Кристина сказала, что все необходимое она захватит с собой, но будет держать в машине до самой операции. Впрочем, хорошо бы заранее смонтировать специальный стенд, к которому будет привязан кастрируемый. И установить его на линолеуме, чтобы потом легко было вытереть кровь. При этом Кристина порекомендовала Марине завлечь Серко к стенду обманом, например, это нужно для того, чтобы присутствующие женщин могли поиграться с ним или осмотреть ближе. Марине очень понравилась эта идея. Она действительно была счастлива тем, как обстояли дела с ее пони-рабом. Он хорошо дрессировался, был кроток и послушен, но, все же, Ирина ни на секунду не выпускала из руки цепь и всегда была наготове к возможным эксцессам. А после кастрации Марина сможет одна без всякой опаски использовать Серко в качестве каждодневного транспортного средства: ездить на нем по магазинам, в гости и даже по амурным делам.

Ирина помыла Серко после тренировочного дня и, поставив его в стойло, зашла обсудить завтрашний распорядок. Заглянув в расписание автобуса, она заторопилась и, схватив сумку, побежала на остановку.

Ник запер ворота, с тоской посмотрел вслед отъезжавшего автобуса и пошел к дому. Рана на лба еще ныла, но на заднице, вроде бы, уже затянулась. После клеймения Марина ему разрешила передвигаться на двух ногах, и поэтому жизнь стала чуточку полегче.

- Ник, - услышал он голос хозяйки и стремглав помчался на зов. – Подойди сюда, в ванную.
Марина мылась под душем. Она любовно водила рукой по своим грудям, животу, и паху, подставляя их массирующей струе воды.
- Завтра вы будете кастрированы, ты не забыл?
«Как можно такое забыть?» - подумал Ник и, склонив голову, сказал:
- Да, госпожа.
- Сходи, приведи мне Серко. Только смотри, не говори ему ничего о предстоящей кастрации, ты меня понял?
- Слушаюсь, госпожа.
- Мы все от него это скрываем, поэтому, смотри, не проболтайся, а то я на тебя сильно рассержусь и очень строго накажу.
- А мне все время напоминаете, - пробурчал мужчина.
- Сравнил тоже! Он, знаешь, как дорого стоит? Больше машины!
- А я, конечно, бесплатно вам достался.
- Хватит брюзжать! – смеясь, прикрикнула на него женщина. – Стоило мне тебя своим клеймом украсить, как ты стал вести себя как самый настоящий ворчливый муж. Я не удивлюсь, если ты еще мне сцену ревности устроишь. Тем более, повод у тебя вот-вот будет.

Марина хихикнула и кокетливо сообщила:
- Хочу с моим Серко побаловаться напоследок. У него же это будет последний раз в жизни!
- А со мной? – рискнул спросить Ник.
Женщина покачала головой и шутливо погрозила ему пальчиком:
- Да, не забудь снять с него уздечку и цепи! И помни, что ничего нельзя ему говорить!
Взяв ключ от конюшни, Ник пошел за Серко.
«Бабы есть бабы, - думал он, в душе завидуя молодости парня. – Даже в таких случаях умудряются человеку сделать больно».
Серко удивленно посмотрел на Ника и что-то промычал.
- Вставай, - пнул его ногой Ник и стал снимать уздечку.
- Дяденька! – испуганно прошептал парень. – Ты что делаешь? Нас за это накажут!
- Ты лучше помалкивай и делай то, что я тебе скажу.
- Да знаешь, как нас за это выпорют!? Госпожа Ирина живого места на нас не оставит! Я им сказал бы, что это все ты, но разве мне дадут рот открыть!

- Да заткнись ты! Мне хозяйка приказала тебя привести.
- Хозяйка? А что я сделал, дяденька? Она меня хочет наказать?
- Давай иди.
- А хвост и копыта не буду одевать?
Ник замахнулся на парня и тот, испугавшись, пригнул голову и больше не проронил ни слова. Они вошли в дом, Ник запер дверь и провел Серко в гостиную.

- Ник, я здесь, - голос Марины доносился из спальни. Она сидела за туалетным зеркалом в пеньюаре и красила губки. Посмотрев на вошедших, она улыбнулась:

- А вот и мои мужчины! Только почему вы такие голые перед женщиной? Неужели не стыдно? Ах да, как я могла забыть! Вы же мои рабы! Вы моя собственность и я могу делать с вами, что захочу. Ой, памяти совсем не стало: я же вас обоих превратила в животных. В мою лошадку и моего песика. Так сказать, моих четвероногих друзей. А, кстати, разве четвероногие могут стоять на двух ногах?

Оба разом плюхнулись вниз, но Марина сделала им знак встать.
- Я хочу посмотреть, кто из вас быстрее. Серко, не спеши, дождись, пока я хлопну в ладошки.
Она заставила их несколько раз опускаться на колени и вставать, после чего объявила Серко победителем.
- А теперь, посмотрим, как мои животные приветствуют свою хозяйку.
Ник гавкнул, а Серко радостно заржал, но без мундштука во рту у него это получилось чересчур громко и неестественно. Марине хотелось с

2011-03-24 в 21:47



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]5628376938862003_296_444[/img]
- А теперь, посмотрим, как мои животные приветствуют свою хозяйку.
Ник гавкнул, а Серко радостно заржал, но без мундштука во рту у него это получилось чересчур громко и неестественно. Марине хотелось смеяться, но она себя сдерживала:

- Какие у меня послушные рабы! Но мне с вами как-то очень скучно. Вы же, все-таки. мужчины, Как вам не стыдно, не можете развеселить одну-единственную женщину!

Стоя перед хозяйкой на коленях, они смотрели на нее, не понимая, чего она, собственно, от них хочет. Но никто не осмеливался спросить.

- Какие вы недогадливые! Может, мне вас выпороть, чтобы вы сообразили? – и взяв с туалетного столика плетку, она стала ею постукивать по ладони. – Без порки у вас мозги не работают?

Парень показал пальцем на свой рот.
- Ой, прости Серко, - спохватилась Марина. – Совсем забыла, что я запретила тебе говорить без разрешения. В отличие от некоторых, - она с укоризной посмотрела на Ника, - ты все четко выполняешь.

Она подошла к нему, погладила голову и вдруг прижала к своему бедру.
- Хороший мальчик! Я тебе разрешаю говорить все, что хочешь. И разрешаю не стоять передо мной на коленях.
Серко встал и Марина, взяв его за руку, чуть отошла и с восхищением оглядела с ног до головы. Член у парня был уже каменным, она шутливо ударила по нему пальчиком.

- Ладно, так уж и быть. Подскажу вам: ваша хозяйка хочет посмотреть, как мужчины занимаются любовью. Покажите мне.
И она легла на постель, распахнув и без того очень откровенный пеньюар.
Серко весьма серьезно воспринял приказание хозяйки и стал гоняться за Ником под ее истерический хохот. Повалив Ника на пол, он поднял его за ноги, развел их в стороны и всадил свой член в задний проход. Нику было больно и очень стыдно; от полного бессилия и унижения он тихо заплакал, смотря умоляющими глазами на свою хозяйку .

- Видишь, - сказала Марина, - каково нам, женщинам? А, может, тебе понравилось?
Потом она повела Серко в ванную.
- А ты отправляйся в гостиную, - приказала она Нику, - и стой там на коленях в углу тише воды и ниже травы!
Скоро из ванной послышался веселый смех Марины и довольное рычание Серко. Через некоторое время раздался выкрик «Но, лошадка! Вперед!». В гостиную трусцой вбежал Серко, держа за ножки хозяйку, которая взобралась ему на спину. Одной рукой она прижимала шею раба к своим сиськам, а другой подгоняла его плеткой.

- Ну-ка, посмотрим как там Ник. Как ты думаешь, Серко, он двигался?
- Да я все время стою так!
- Все равно надо его наказать, - Марина вытянулась и поцеловала Серко в щеку. – Лягни его как следует! Еще, еще!
Парень пинал ногой Ника; от каждого удара женщина на его спине подпрыгивала и визжала от удовольствия.
- А теперь, - она легонько вытянула его плеткой по заднице, - галопом в спальню!
Ник уже задремал, когда поздно ночью его растолкала Марина:
- Так ты выполняешь приказание своей хозяйки?
Рядом с ней стоял Серко.
- Отведи его в конюшню и надень все как было. Так, чтобы Ирка ничего не заметила, - она обняла парня и поцеловала. – Все было так прекрасно!

И, на прощание, всей пятерной обжала его член.
- Какая женщина! – причитал Серко. – Настоящая богиня!
«Видел бы ты ее, когда ханыжничала на вокзалах», - с сарказмом подумал Ник.
- Я так счастлив, дяденька. Ты извини, что я тебя...
- Да я не в обиде. Ты, как и я, подневольный человек. Мы должны делать все, что нам прикажут.
- Да нет, - вскричал парень. - Ради нее я на все готов. Она моя богиня.
Он надел на парня уздечку, прищелкнул к ней оковы рук, надел цепи и запер ворота конюшни. Войдя в дом, мужчина протяжно зевнул и, предвкушая долгожданный сон, направился в подвал, в свою клетку.

- Ник! – услышал он требовательный возглас хозяйки.
«Что еще этой сучке от меня надо? - подумал он. – «Неужели собирается выпороть за то, что задремал в углу? После такой ночи любви? Хотя, от нее все станется!».

Он вошел в спальню и стал на колени. Марина, совершенно голая, лежала, широко раздвинув ноги, и курила:
- Ну, как он там? Спокойно дал уздечку одеть?
- Даже не пикнул, госпожа. - А что обо мне говорил?
- Влюблен по уши.
Марина хихикнула и подозвала раба.
- Мальчишка есть мальчишка, - сказала она и похотливо оглядела Ника. – Он еще не знает, как надо удовлетворять женщину. А ты у меня знаешь...

«Во, дела! – с восхищением подумал Ник. – Неужели после всего, что было, она еще хочет?»
В экстаза Марина нежно гладила Ника и стонала:
- Бери меня, испей меня всю! Накажи меня вот так! Я тебя, бедного, так обижала. Порола, била. Клеймо поставила, - она притронулась пальчиками к ранам и участливо спросила. – Не болит? А завтра еще и собираюсь вообще отрезать. Я такая стерва!

«Вот именно», - подумал Ник.

Глава десятая
Наконец наступила долгожданная суббота.
Марина прошла в конюшню, где Ирина особенно тщательно мыла Серко. Увидев хозяйку, Серко рванулся к ней и так оглушительно заржал, что дрессировщица даже отпрянула.

- Что это с тобой? – она посмотрела на мгновенно окаменевший член раба и, удивленно опустив сжатые уголки губ, покачала головой. – Я же, вроде, вчера тебя несколько раз опорожняла. Прямо настоящий бык-производитель.

Непроизвольно от себя Марина взяла в ладонь мужские принадлежности своего раба и словно взвесила их. Заметив понимающий взгляд Ирины, она моментально отдернула руку и, как ни в чем не бывало, дала указание дрессировщице хорошенько покормить Серко, тщательно выбрить щетину и надеть на него праздничную уздечку.

- Серко, - сказала хозяйка своему рабу, - не зависимо от того, что сегодня произойдет, я хочу, чтобы ты вел себя самым лучшим образом.

Парень кивнул головой и тихонько поржал, как бы давая обещание.
- И я надеюсь, что ты не опозоришь перед гостями ни меня, ни госпожу Ирину.
Марина снова обжала ручкой член Серко, все еще пребывавший в состоянии великолепной эрекции.
- Ир, - обратилась она к дрессировщице, - когда, ты сказала, последний раз опорожняла его?
- Вчера вечером, - Ирина перестала тереть скребком спину мужчины, подвинула его за локоть в сторону и, подняв брови, посмотрела на Марину.

- Я думаю, что мы это сделаем частью нашей сегодняшней программы, чтобы все гости видели, как ты опорожняешься. Хочешь?
Серко развел в стороны уголки рта, изображая улыбку, и быстро замотал головой.
Автомобильный гудок возвестил о том, что прибыл первый гость. Это была Лора; на правах ближайшей подруги она приехала пораньше, чтобы помочь Марине в ее хлопотах.

- Давай, показывай своего Серко, - Лора надела длинное вечернее платье из черного шелка. С правого бока виднелся широкий вырез, который начинался аж от парчовых трусиков.

- Его сейчас пока готовят, но, хочешь, пойдем в конюшню?
- Да, мне со своим платьем только по конюшням и расхаживать. А где у тебя Николай?
- Ника я посадила в клетку, чтобы не путался под ногами.
- Сто лет его не видела. Я же его помню, когда он был хозяином всего этого. Мы ведь были соседями, он дружил с моим покойным Вадимом. Пойду, пожалуй, пообщаюсь с ним. Проведи меня к нему.

- Но это же в подвале!
- Ничего страшного.
Женщины спустились в подвал, Марина включила свет и сказала:
- Ник, к тебе гостья.
- Дай ключ от клетки, - шепнула ей Лора.
- Он тут на стене висит, - Марина сняла с крючка ключ и подала подруге. – А вот табуреточка, правда, она низковата, но попку твою выдержит. Ты только недолго, ладно? А я побегу, надо же за всем проследить.

И уже от двери погрозила пальцем:
- А ты Ник, смотри у меня. Веди себя как подобает рабу, не подведи меня перед госпожой Лорой.
- Николай Петрович, - качая головой, произнесла Лора, разглядывая мужчину в клетке, - ты ли это?
Она пододвинула табуретку, села и, наклонившись, отомкнула замок клетки.
- Давай, вылезай, что ли.
Ник выбрался из клетки и стал перед Лорой на колени, заложив руки за шею и низко опустив голову. Она молча его разглядывала, потом пальцем подняла его подбородок:

- Ой, надо же, клеймо поставила прямо тебе на лоб! «Марина Розанова». Да, знал бы, когда на вокзалах шлюх цеплял, что все этим вот кончится! Поискал бы что-то другое, да? Встань-ка на ноги.

Лора взглянула на половой орган Ника и насмешливо хихикнула.
- А сегодня и этого лишишься, да? Повернись-ка. И на задницу тебе клеймо поставила? Молодчиночка, Маринка! Кстати, она мне говорила, что собаку из тебя дрессирует, Ну-ка, полай.

Ник гавкнул. Ему казалось, что за время рабства у него начисто вышибли способность стесняться, но сейчас, стоя голым перед своей бывшей соседкой, он испытывал жгучее чувство стыда.

Лора затряслась от смеха. Успокоившись, она вытянула вперед ножку:
- А теперь полижи туфельку!
Ник снова встала на колени и начал тщательно вылизывать подошву обуви. Лора тем временем достала из сумочки сигарету и закурила.
- Ваше приказание выполнено, госпожа, - доложил ей Ник и с удовольствием вдохнул табачный дым.
- Хочешь? – протянула ему пачку Лора. – Я ведь помню каким ты был заядлым курильщиком.
- Мне нельзя, госпожа.
- А помнишь, когда Вадима не стало, я хотела с тобой переспать, а ты мне что сказал?
Ник опустил голову и молчал. Он знал, что Лора имеет большое влияние на Марину, и потому боялся лишним словом или движением вызвать ее неудовольствие.

- Но я на тебя зла не держу, - женщина раздвинула ножки и отвела край трусиков. – Наоборот, хочу сделать тебе приятное. Я разрешаю тебе поцеловать мне сюда. Тогда ты отказался в нее засунуть свой инструмент, а сегодня она приехала посмотреть, как этот инструмент у тебя кастрируют..

Мужчина с вожделением прикоснулся губами к мокрым волосам полового органа Лоры и стал водить языком, но она его грубо оттолкнула.
- А зачем, собственно, я тебе, рабу, буду доставлять такое удовольствие? Дай-ка лучше я тебя высеку. Где твоя любимая плетка, принеси ее мне в зубах.

«Так я и знал, что это кончится поркой», - философски подумал Ник, а вслух сказал:
- Плетку госпожа Марина с собой уносит.
- Лора! – дверь подвала распахнулась, и послышался возглас Марины. – Кончай! Уже гости приехали.
- Ну, Ник, - сказала, улыбаясь женщина, - залезай обратно в свою клетку. Я вообще подумывала взять тебя у Марины, она мне тебя бесплатно предлагала, но с этим клеймом на лбу и, главное, без кое-чего между ног ты мне не нужен. А плеткой тебя угощу как-нибудь в другой раз.

Лора закрыла дверцу клетки, повесила ключ на стену и помахала Нику ручкой:
- Пока Ник. Мне было очень приятно с тобой снова встретиться.

К тому времени, когда стали съезжаться гости, Ирина уже привела Серко в дом и привязала к ручке окна спальни Марины. Нанятые из ближайшего ресторана официантки разносили гостям напитки и все с нетерпением ждали главного виновника торжества. Среди гостей были Зинаида в экстравагантных рванных джинсах, а также брокерша Римма в строгом брючном костюме. Марина надела свое выходное белое платье с очень большим декольте, белые длинные перчатки и, в довершение ансамбля, в волосах красовался огромный белый бантик. Она взмахнула рукой, заиграла музыка и, под аплодисменты гостей, Ирина ввела в гостиную Серко. Она была в элегантных брюках наездницы и высоких черных сапогах. Сверху она надела нечто похожее на комбинацию, которая держалась на бретельках. Бюстгальтера не было, и поэтому груди Ирины свободно колыхались, когда она умеряла пыл Серко, удерживая его за уздечку.

Серко был поистине впечатляюще прекрасен. Он гордо вышагивал, высоко поднимая ноги, обутые в красные лакированные копыта. То и дело поддавая задом, он вскидывал вверх свой пышный хвост и громко ржал, вытягивая подбородок в сторону подходивших к нему женщин. Они отпускали комплименты в его адрес и норовили прикоснуться к телу, а впереди даже выстроилась целая очередь. Женщины брали в ладошку его половой член, накрывали сверху другой и хихикали, пытаясь закрыться обнаженными плечами от остальных.

Марина похлопала, приглашая всех стать полукругом. Ирина вывела Серко в центр и стала его поворачивать на месте, демонстрируя публике. В глубине комнаты Серко заметил симпатичную блондинку и узнал в ней ветеринаршу, вдевавшую в его сосочки кольца. Она стояла рядом с каким-то устройством, напоминавшим орудие пытки. Устройство вызвало в нем безотчетное чувство тревоги, которую усиливал белый коротенький халатик девушки, так отличавшийся от нарядов гостей. Но потом он вспомнил, что хозяйки предупреждали о каком-то стенде, к которому он будет привязан для удобства женщин, если они захотят поиграться с его членом.

Марина тоже выплыла в своем роскошном платье в центр круга и обратилась к гостям.
- Сегодня у вас у всех есть возможность увидеть моего нового раба-пони, кличка которого Серко. Не правда ли, он исключительно красив? - публика ответила дружным смехом. - Мы принесли этот стенд сюда с тем, чтобы вы могли получше разглядеть Серко и даже поиграть с ним во все те игры, которые захотите.

Гости еще больше оживились, а Марина обратилась к Серко.
- Я хочу, чтобы ты поднялся на него, - и показала на стенд.
Ирина подвела парня к этому устройству и из рук в руки передала уздечку Кристине.
- Давай, сам взбирайся, - подергала его за уздечку девушка, но пока не отпускала. – Когда поднимешься, поставь колени на эти нижние выступы и наклонись вперед. Грудь опустишь вот сюда, - она подняла ручку и постукала по верхней платформе, но Серко не смог оторвать взгляд от подмышки этой симпатулечки, - а руки вденешь вот в эти желоба. А теперь я отпускаю тебя, давай быстро поднимайся.

Серко, широко раздвинув ноги, стал на колени и почувствовал, как девушка тут же защелкнула на его лодыжках металлические ограничители.

- Ложись грудью, - напомнила Кристина; сбоку Ирина толкнула его в спину, и Серко почти упал на гладкую полированную выемку, - а руки вот сюда, - девушка схватила его за запястье и вдеть руку в желоб, а слева то же самое проделала дрессировщица.

Привстав на станину, Кристина захлопнула крышку выемки, потом с Ириной затянула гайки желобов, и Серко оказался полностью лишенным какой-либо возможности двигаться. Он попытался подергаться, но был настолько крепко зажат, что не смог даже шевельнуться. К тому же, нельзя было повернуться и посмотреть, что делается сзади, так как мешали ограничительные пластины, между которыми ему пришлось опустить голову. И тогда парень вновь ощутил тот холодный озноб, который его прошиб, когда в конюшне дрессировщица надела на его ноги распорки.

Он почувствовал, что кто-то сзади удалил из его заднего прохода плашку, к которой прикреплялся хвост, и заметил, что в гостиной наступила странная тишина, хотя она была битком набита болтавшими без умолку женщинами.

И тогда мужчина увидел Марину, которая зашла за стенд и стала напротив, держа в руках фужер с шампанским.
- Серко! – громко сказала она, мельком взглянув на него, а больше обращаясь к гостям. - Мы собираемся сегодня здесь сделать одну очень важную операцию, о которой я тебе раньше не говорила и, признаюсь, просила и других, знавших о том, что предстоит, тебе ничего не сообщать.

Бедняга напряг свой слух, потому что, ему казалось, он не понимает о чем говорит хозяйка. И это вызвало в нем предчувствие чего-то очень страшного; он с мольбой в глазах посмотрел на женщину, с которой буквально несколько часов назад занимался любовью.

- Дело в том, - продолжила Марина, чуть-чуть отпив из фужера и облизав губки, от чего они стали алыми и очень соблазнительными, - что я решила тебя кастрировать, - при этих ее словах раздались аплодисменты, но она подняла руку, и Серко увидел ее гладко выбритую подмышку, - причем я решила кастрировать тебя полностью, то есть совершенно удалить твой пенис.

Поднялся неописуемый женский гвалт, раздались хлопки шампанского, и снова зазвучала музыка.
Когда до парня дошел смысл слов хозяйки, он сильно задергался, но самое большее, что смог сделать, это чуть-чуть раскачать пластины, ограничивавшие движения головы. Из поля зрения исчезла улыбавшаяся и кивавшая своим белым бантиком гостям Марина и появилась Ирина. Сверху ему видны были за платьем голые груди дрессировщицы, которая зло зашипела:

- Перестань! Ты же обещал вести себя прилично и не позорить нас. Будь же мужчиной!
Серко рыдал и из его глаз лились слезы; он был бессилен что-либо изменить, а с ним хотели поступить ужасно – женщины собирались отрезать его член, которым буквально минуту назад восторгались и трогали, а он получал удовольствие от этих прикосновений, и потому жизнь раба уже не казалась такой, какой была.

- Кристи, может ему рот заклеить? – сказала в сторону Ирина и появилось личико ветеринарши, вытягивавшей шприцом жидкость из ампулы.

- Ты же у нас такой послушный мальчик! – воскликнула девушка и, не выдержав, хихикнула, обращаясь к Ирине. – Он не хочет лишаться своей главной гордости. Чтобы трахать нас, женщин, да, Серко?

- Ничего не поделаешь, так решила твоя хозяйка.
Когда Марина узнала, что Серко рыдает и пытается вырваться, она почувствовала возбуждение; в нижней части живота возникла сладкая теплая пустота, и она испугалась, что может в любой момент наступить оргазм.

- Я ему сейчас сделаю укол, - Кристина подошла со шприцом к Серко и всадила в плечо большую дозу транквилизатора. Парень почувствовал жало иглы и постепенно его силы ослабли, дыхание замедлилось и наступило какое-то тупое безразличие.

Но он еще был в полном сознании и краем ограниченного зрения смог разглядеть молоденькую ветеринаршу, снимавшую крышку с металлической коробки с медицинскими инструментами. Отобрав оттуда инструменты, девушка прошла за стенд и он стал ждать ее прикосновений к своему телу.

И в гостиной воцарилась ужасающая его тишина.
Кристина прокрутила регулятор, ноги Серко раздвинулись еще шире, таз поднялся, а голова опустилась почти до пола.
- У меня все готово, можно начинать.
Та кивнула и девушка, пододвинув стул, села между раскоряченными ногами раба и подвела под его пах глубокий лоток для стока крови. Потом тщательно обмазала бетадином всю его промежность и сделала еще несколько уколов.

- Я ввела достаточную дозу местного наркоза, - пояснила девушка присутствующим, - так что он не почувствует сильной боли. Немножко подождем воздействия заморозки, - и добавила, запустив руку в отворот халатика и поправив бюстгальтер. - Есть ли какие вопросы?

- Скажите, милочка, - спросила седовласая женщина в очках, - а сколько мужчин вы уже превратили в евнухов своими очаровательными пальчиками?

- Этот у меня, дайте вспомнить, примерно семьдесят четвертый.
Кристина надела стерильные перчатки и, схватив в ладонь весь половой орган Серко, стала сильно сжимать и выкручивать, словно хотела их оторвать.

- Так я ускоряю эффект анестезирующего средства и готовлю тканевые клетки к воздействия скальпеля.
- А можно фотографировать?
- Да, пожалуйста.
Серко лишь смутно чувствовал то, что с ним проделывает ветеринарша; его ощущения были заблокированы введенным Кристиной лекарством.

Уверенным движением девушка отрезала половой член мужчины и, положив на маленький подносик, передала Марине, которая, подняв его перед собой, пошла к аплодирующим женщинам. А Кристина, тем временем, вставила в перерезанные семенные трубочки ограничительные кольца, чтобы ткань в дальнейшем не заросла. Потом тщательно перебинтовала таз Серко и объявила:

- Все! Операция закончена.
Снова взлетели пробки шампанского, зазвучала музыка и гости стали оживленно переговариваться, обсуждая увиденное. Они передавали друг другу поднос с отрезанным половым органом Серко, взявшись двумя пальчиками, поднимали вверх и безудержно хихикали.

Кристина встала с табурета, сняла хирургические перчатки и обошла стенд, чтобы посмотреть, как себя чувствует Серко. Он был в полубессознательном состоянии, глаза помутнели, а все лицо стало пепельно-серым.

Она погладила его волосы и проговорила:
- Ну, ну, хороший мальчик, все уже позади, все не так уж и плохо.
Девушка вернулась к своим инструментам, сделала парню еще один укол и сказала Марине:
- Все прошло отлично. Его уже можно уводить в конюшню, чтобы выспался. Я оставлю вам таблетки, которые помогут, когда пройдет заморозка. А завтра я обязательно заеду и посмотрю как он перенес операцию.

Ирина с помощью Кристины освободила Серко и спустила со стенда. У него подкашивались ноги, и поэтому Ирине пришлось крепко его держать за уздечку, чтобы не дать упасть. Женщины с интересом смотрели на кастрированного мужчину и спрашивали Марину, когда можно будет покататься на ее пони. Марина чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете.

А тут Ирина подвела к ней Серко и сильно встряхнула за уздечку:
- Поблагодари хозяйку: стань перед ней на колени и поцелуй туфельку!
Глядя на парня, который вчера так буйно овладевал ею и которого сегодня она превратила в евнуха, за что он теперь стал перед ней на колени и целует обувь, Марина почувствовала неимоверное блаженство, задергалась и у нее наступил оргазм. Поднимая Серко за уздечку, Ирина с улыбкой посмотрела на нее и понимающе подмигнула.

Приглашенные женщины уже успели накачаться шампанским, некоторые не отказались и от коньяка, и потому все стало похоже на обычную вечеринку с бестолковым гвалтом, смехом и выкриками.

- А как насчет Ника? – спросила Кристина. – Может, не стоит его сегодня кастрировать? Публика это уже просто не воспримет, - и девушка показала на веселящуюся кампанию. Она сняла свой белый халатик и выглядела очень сексуально в короткой черной юбчонке и белой кофточке с высоко вздыбленной грудью.

- Давай отложим на завтра, ладно? – Кристина взяла с подноса фужер с шампанским. – А то страсть как хочется выпить шампанского!
Они чокнулись, выпили и поцеловали друг друга прямо в губы.
Шампанское уже ударило в голову Марины; она слегка покачивалась, щечки разрумянились, белый бантик на голове сполз, и время от времени она задирала подол и поправляла мокрые трусики.

- Знаешь, - проговорила Марина заплетающимся голосом, - я думаю, что вообще не буду кастрировать Ника.
- А что так вдруг? – удивилась девушка.
Марина покачала головой, и белый бант совсем завис. У нее глазки увлажнились, и она сказала, почти плача:
- Я только сейчас поняла, что очень в него влюблена.
Конец
[img]6890456027514920_449_600[/img]

2011-03-25 в 19:29



Семиделочка, 49 лет

Донецк, Украина

супер...
(удлинняююююююююююююююююююююююююююююююю)

2011-04-02 в 16:05



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]1316860349649710_450_600[/img]
[img]0774996711974657_600_449[/img]
[img]3362774722848371_400_560[/img]
[img]4781788946704185_600_449[/img]
[img]1750115610665885_450_600[/img]
[img]3708981198838021_464_520[/img]
[img]4411997828145659_600_399[/img]

2011-04-07 в 15:34



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]0910533926916390_600_399[/img]
[img]2986691717978229_419_600[/img]
[img]4042564977273159_483_600[/img]
[img]8403191720296619_427_600[/img]
[img]4960869909038410_380_600[/img]
[img]0832351438203754_449_600[/img]
[img]8555898616306898_449_600[/img]
[img]2344441382175168_408_600[/img]

2011-04-07 в 23:13



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]3261163314513101_600_450[/img]
[img]7989690050791740_395_600[/img]
[img]4694426157169903_393_600[/img]
[img]0882037656925807_393_600[/img]
[img]7689768529899322_399_600[/img]
[img]3001744047574996_399_600[/img]
[img]2480719725338236_402_600[/img]
[img]7291301148611534_449_600[/img]

2011-04-10 в 15:38



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]7520468289556460_600_449[/img]
[img]0940359706250312_600_396[/img]
[img]6367765786069591_546_600[/img]
[img]8039243977592185_449_600[/img]
[img]1526507886259228_389_600[/img]
[img]0158896043161058_391_500[/img]
[img]7841477703309589_360_541[/img]
[img]5265127529877690_251_576[/img]
[img]4956700733819264_250_422[/img]

2011-04-12 в 16:09



Вадим, 33 года

Новочеркасск, Россия

Мммм фетишно, но я все же предпочитаю чтобы лошадкой была девушка =) послушная и красивая, хвостик приподнял и оттрахал хорошенько! Это так мило. ^___^

2011-04-12 в 16:50



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]7345243527683263_600_401[/img]
[img]8478839706527142_600_398[/img]
[img]2350515300880500_600_398[/img]
[img]4543339369968667_600_399[/img]
[img]1131500395670359_600_399[/img]
[img]1448990583259113_600_399[/img]
[img]3318796736800947_600_600[/img]
[img]9466703524432300_525_600[/img]
[img]9004672582638233_340_272[/img]

2011-04-15 в 23:06



Петр, 43 года

Москва, Россия

Вот интересно, не жарко ли в таком полном костюме? Он всё-таки полностью закрыт. Реально функциональным является только с тележкой - на четвереньках только для игр. А вообще красивая девица верхом обалденно смотрится.

2011-07-21 в 16:10



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]6518026777326623_336_600[/img]
[img]2440638220065753_340_272[/img]
[img]4666655903696136_400_320[/img]
[img]3900770190389402_426_600[/img]
[img]5134175408612576_444_546[/img]
[img]5434696769533456_450_600[/img]
[img]3705962371287138_449_600[/img]

2011-07-23 в 20:09



Роман, 31 год

Санкт-Петербург, Россия

Прикольная тема, всем большой респект за нее!
Сам в поисках лошадки для своего пользования.

2011-09-10 в 19:54



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]3836507484374804_241_435[/img]
[img]2826652541485764_258_437[/img]
[img]4260360513920828_380_480[/img]
[img]8216018369289959_398_600[/img]
[img]4473702741437618_414_600[/img]
[img]1691654995598199_448_299[/img]
[img]9319074701205802_484_600[/img]
[img]7559339372950578_600_401[/img]
[img]6878084901785086_600_400[/img]
[img]0864159023724390_546_600[/img]
[img]7082647261047873_600_573[/img]

2011-09-10 в 22:06



Сергей, 42 года

Серпухов, Россия

Да прикольная темка мне тоже нравится, покатать на себе девушку без проблем буду только рад, но вот только без всякого экстрима типо седел, уздечек и прочего.

2011-10-14 в 17:44



Troske, 35 лет

Минск, Беларусь

О-о отличная тема!
факт езды не очень интересен, а вот эстетика

2011-10-14 в 20:07



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]4002214173524636_399_600[/img]
[img]0903469430770664_425_600[/img]
[img]1980490412926869_449_600[/img]
[img]1553941974107559_449_600[/img]
[img]7619527494963715_449_600[/img]
[img]5705301865067862_449_600[/img]
[img]8713864138477680_501_600[/img]
[img]5103732170669698_550_600[/img]
[img]8217551309587093_600_587[/img]
[img]2115010064467592_600_399[/img]
[img]8858294506376106_600_550[/img]

2011-10-14 в 22:07



Кризис, 35 лет

Москва, Россия

С двумя наездницами вверх по лестнице?.. Подкачаться чуток, что ли... =)

2011-10-26 в 13:36



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]0780292665465688_285_435[/img]
[img]6231511653440080_320_480[/img]
[img]9046319439869969_360_480[/img]
[img]8998248252225263_435_291[/img]
[img]6782790475879376_435_353[/img]
[img]4919286230723438_405_600[/img]
[img]7865052221988436_504_484[/img]
[img]1721852815395811_479_600[/img]
[img]3885766885634111_449_600[/img]
[img]5581604484756475_449_600[/img]
[img]5389126158497564_576_432[/img]
[img]5863038648626320_600_556[/img]

2011-10-26 в 23:32



Дмитрий, 30 лет

Гродно, Беларусь

а ведь игра в пони очень важна, она очень чётко подчёркивает кто есть кто игре)

2011-10-30 в 12:24



домработник, 46 лет

Москва, Россия

[img]9836709337940165_389_480[/img]
[img]2619778338542643_400_600[/img]
[img]1769887995209635_400_600[/img]
[img]3030338603552681_450_600[/img]
[img]9212913387271489_600_449[/img]
[img]8438844654059259_463_600[/img]
[img]3982120479444882_600_400[/img]
[img]2666717261178824_588_600[/img]
[img]2645304326329224_598_600[/img]
[img]9409835399518455_600_547[/img]
[img]7573086645606277_600_447[/img]
[img]6538487905937722_600_400[/img]
[img]8929258676588965_600_400[/img]

[img]6435403210612386_600_400[/img]

2011-11-06 в 20:44



IRMA., 47 лет

, Китай

Какие шпоры классные!! - хочу такие.

2011-11-06 в 21:18



ilya, 57 лет

Ейск, Россия

Очень интересная тема. По фотографиям видно всё это не наше. Нам далеко до них!

2011-11-30 в 03:24



СЮН, 39 лет

Минск, Беларусь

От работы дохнут кони.
Ну а ОН- бессмертный пони.

Как-то так вот.

2011-11-30 в 03:33



Ellisha Fox, 30 лет

Москва, Россия

Есть полная версия этого стиха:
Я люблю свою работу,
Я приду сюда в субботу
И конечно в воскресенье.
Здесь я встречу день рожденье,
Новый год, 8 Марта,
Ночевать здесь буду завтра!
Если я не заболею,
Не сорвусь, не озверею,
Здесь я встречу все рассветы,
Все закаты и приветы.
От работы дохнут кони,
Ну а я... бессмертный пони

(люблю этот стишок вспоминать, работать приятнее)))

2011-11-30 в 07:43



V$V, 43 года

Москва, Россия

Классный фетиш, сам практикую ))) Спасибо автору за рассказ

2011-12-20 в 02:34



Арно, 46 лет

Айзпуте, Латвия

A здесь есть пацаны, которые катаються на пацанах? Девки слабые. Пишите мне!

2013-05-10 в 11:12



ник, 43 года

Нижнекамск, Россия

я тоже обожаю пониплэй.только вот почему не просматриваются фото?

2013-10-31 в 21:17



Лера Иванова, 34 года

Сочи, Россия

ник

Пониплей PonyPlay

2019-11-12 в 11:15


Ответить







bdsmpeople@gmail.com
+З72 5З9-96-217

Информация о платных услугах и порядке оплаты

Здесь находится аттестат нашего WM идентификатора 000000000000 www.megastock.ru